Institutional preconditions for the diversification of the military-industrial sector of the economy
Table of contents
Share
Metrics
Institutional preconditions for the diversification of the military-industrial sector of the economy
Annotation
PII
S020736760014938-0-1
DOI
10.31857/S020736760014938-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Dmitriy Faikov 
Affiliation: All-Russian Research Institute of Experimental Physics
Address: Russian Federation, Sarov
Dmitriy Baydarov
Affiliation: ROSATOM State Atomic Energy Corporation
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
69-83
Abstract

Diversification in the military-industrial sector of the economy is relevant both for Russia and for other countries with a developed military-industrial complex. The article is devoted to the analysis of this process from the institutional point of view. Possible ways of evolution of the institutions of the military-industrial complex are proposed, taking into account the needs of both military and civil production.

Keywords
military-industrial complex; weapons enterprise; formal and informal institutions; changes in institutions; technologies; technological transfer; dual-use products; defense contract
Received
20.05.2021
Date of publication
24.05.2021
Number of purchasers
7
Views
298
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Увеличение объемов выпуска гражданской продукции предприятиями оборонно-промышленного комплекса (ОПК) страны объективно необходимо для прорывного развития отечественной экономики. Негативный опыт конверсии военного производства 1990-х годов, неспешный набор темпа диверсификации в последние годы указывают на необходимость не только четких оперативных действий, но и глубокого научного рассмотрения этих проблем. Стратегическая задача увеличения объемов выпуска гражданской продукции оборонными предприятиями поставлена Президентом Российской Федерации [1]. Такая политика требует как технологических, так и институциональных изменений, однако их исследованию пока уделено недостаточное внимание. Исходя из этого, целью настоящей статьи является обоснование процесса диверсификации с институциональной точки зрения, что подразумевает выявление и качественный анализ основных институтов, оказывающих влияние на диверсификацию деятельности оборонных предприятий. Сформированы предложения о возможных путях активизации процессов диверсификации с институциональных позиций.
2 Теоретические подходы к вопросам диверсификации деятельности оборонных предприятий. Диверсификация деятельности оборонно-промышленного комплекса привлекает внимание исследователей разных стран. Американские и европейские авторы сегодня больше сосредоточены на следующих аспектах: реструктуризация оборонной промышленности, взаимоотношения интеграторов и новых частных подрядчиков [6;7]; влияние глобализации на распределение военного производства – стоит ли передавать часть его в другие страны? [8]; привлечение технологий в оборонное производство из необоронного частного сектора [9]; изменение природы угроз и развитие не только военных способов защиты государства [10]. Отечественные ученые также основное внимания уделяют обоснованию способов диверсификации производства. Так, А. Батьковский с коллегами указывает на необходимость наращивания в ходе диверсификации и военного, и гражданского производств при финансовой поддержке государства [12], Н. Белоусова и Н. Плис приводят конкретные предложения для формирования такой поддержки [5], С. Довгучиц и Д. Журенков предлагают создание механизма мотивации и развития рыночных компетенций на предприятиях ОПК [3]. А. Варшавский доказывает наличие значительного синергетического эффекта от расширения доли выпуска гражданской продукции оборонными предприятиями, основываясь на анализе диверсификации зарубежных компаний [13. А. Леонов и А. Пронин предлагают использовать методологию программно-целевого планирования, а также критерии диверсификации, связанные с деятельностью на конкурентном рынке [14]. В. Довгий и В. Киселев предлагают концептуальные модели диверсификации, основанные на известных моделях инновационных процессов [15]. А. Бакулина с коллегами предлагает шире использовать рыночные стимулы в деятельности оборонных компаний [16].
3 Понятие «диверсификация деятельности оборонных предприятий» сегодня явно или неявно рассматривается в двух значениях: первое – изменения деятельности на уровне предприятия; второе – направление государственной политики. С точки зрения государственной политики для эффективной реализации диверсификации ОПК требуется создание необходимой институциональной среды: соответствующей нормативной базы; координации со структурной, промышленной, региональной политикой; методов поддержки предприятий и отраслей; средств для ее проведения и т.д. Формирование такой политики должно учитывать исторические, военно-политические, экономические, социальные и иные условия. Исторически перевод оборонной промышленности на выпуск продукции гражданского назначения – явление объективное. За последние 100 лет в СССР/России было четыре конверсии/диверсификации [18] Текущие военно-политические условия – не стабильные, они создают новые, не всегда явные причины как для активизации, так и для приостановки диверсификации. В качестве экономических условий отметим следующие:
4 1. Снижение расходов на оборону. Для западных стран это была основная причина реорганизации ОПК и выбора оборонными компаниями дальнейшего пути: концентрироваться на оборонной тематике; продавать оборонные активы и переходить полностью на рынок гражданских продуктов; или проводить частичную диверсификацию [6;7]. Последний путь оказался самым сложным. Перераспределение ролей в оборонном производстве привело к тому, что появились новые частные поставщики по военным заказам, работающие на аутсорсинге у крупнейших военных фирм-интеграторов [13]. Этот эффект стоит учитывать при проектировании диверсификации в национальном масштабе. Второй эффект, который тоже стоит учитывать – активизация производителей вооружения и военной техники на внешних рынках в связи с сокращающимися заказами внутри страны [8].
5 Безусловно, в России снижение расходов на оборону тоже произойдет. Но и в этом случае оборонный потенциал ОПК (возможности создания новых изделий и технологий, обслуживание действующих изделий, их модернизация и пр.) должен сохраняться на уровне мирового лидера. Следовательно, должен сохраняться ключевой персонал и его навыки, технологии, основные фонды, должна идти постоянная исследовательская работа. Исторически известно, что развитие оборонно-промышленного комплекса повышает уровень национальных науки и техники [6].
6 2. Использование технологических заделов ОПК для развития отечественной высокотехнологичной промышленности, экономики в целом, для занятия достойного места в мировой экономике, независимости от иностранных технологий. Такая точка зрения базируется на следующих фактах. Во-первых, в отечественном ОПК сконцентрированы основные наукоемкие производства, которые имеют необходимый технологический задел и кадровый потенциал. В то же время, перевод этого потенциала на эффективный выпуск гражданской продукции является крайне непростым [18]. Во-вторых, страна нуждается в создании ряда стратегических технологий и продуктов, которые попали под санкции, но крайне необходимы для обеспечения безопасности страны (военной, технологической, экономической и пр.). Положительные моменты в этом направлении есть – научились делать ранее импортируемые энергетические турбины, двигатели для авиационной техники, кораблей и судов1, сложные программные комплексы для инженерного анализа2 и т.д. Этот процесс можно назвать «обеспечением импортобезопасности»3. В-третьих, предприятия ОПК в большей части организованы в холдинги, входящие в государственные корпорации. Именно такие объединения, а не разрозненные предприятия могут наладить крупномасштабное современное производство, способное на равных конкурировать с ведущими мировыми производителями (например, производство углекомпозитов в госкорпорации «Росатом» (компания Umatex), выпуск холодильного оборудования в госкорпорации «Ростех» (Pozis) и т.д.); аккумулировать средства, включая государственные, на реализацию крупных проектов (Северный морской путь, развитие гражданского авиастроения и судостроения и пр.); формировать новые рынки, которые затем привлекают других участников, в том числе, малый и средний бизнес, например, рынок медицинского оборудования и современных высокотехнологичных медицинских услуг, развиваемый госкорпорациями «Росатом» и «Ростех». При этом в рамках крупного холдинга не теряется и основная, оборонная функция данных предприятий [19].
1. «Ростех» 13.07.2020 URL: >>>> РИА Новости 09.09.2019 URL: >>>> (дата обращения 19.11.2020)

2. «ЛОГОС». Комплексное трехмерное суперкомпьютерное моделирование. РФЯЦ-ВНИИЭФ. URL: >>>> (дата обращения 19.11.2020)

3. Под этим термином мы понимаем замещение импорта товаров, критически важных для обеспечения национальной безопасности, в отличие от «импортозамещения», под которым понимается замещения импорта разных товаров.
7 3. Переток технологий из необоронных отраслей и предприятий в оборонные. В западных странах этот процесс становится «мейнстримом» в технологическом трансфере оборонных предприятий [20;21]. В России данная причина не указывается в качестве основной для проведения диверсификации, но сам процесс перетока технологий также набирает обороты. Например, холдинг «Калашников» купил производителя беспилотных летательных аппаратов компанию ZALA Aero; для создания ИТ-решений оборонные компаний используются возможности негосударственных необоронных фирм4; «Ростех» использует «Окно открытых инноваций» как способ привлечения инновационных идей любых юридически и физических лиц, которые могут быть реализованы совместно с предприятиями госкорпорации5 и т.д.
4. TAdviser. URL: >>>> (дата обращения 20.11.2020)

5. Окно открытых инноваций «Ростех» URL: >>>> (дата обращения 17.11.2020)
8 Институциональные условия диверсификации. Рассмотрение диверсификации с институциональной точки зрения требует выделения ключевых институтов, которые характерны для деятельности предприятий оборонной сферы и которые будут изменяться при проведении диверсификации. К специфичным институтам государственного уровня относятся: оборонно-промышленный комплекс, оборонное предприятие6, государственный оборонный заказ (ГОЗ). Также значимы институты на уровне предприятий, такие как организация их деятельности, секретность и закрытость, мотивация персонала и руководства и пр. Диверсификация деятельности тесно связана с изменениями технологий, которые сами по себе не являются институтами, но оказывают влияние на их формирование и функционирование. Процессы диверсификации зависят от таких институтов, как технологический трансфер, продукция двойного назначения и др. Помимо специфичных институтов, деятельность ОПК связана с общими для экономики государства институтами – рыночными отношениями, взаимоотношениями и защитой собственности, банкротством, государственным регулированием (хотя в нем есть особенности и для оборонного производства, и для его диверсификации) и т.д.
6. В рамках данной статьи мы используем термины «предприятие» и «организация» как синонимы.
9 Институты, влияющие на деятельность ОПК, имеют как формальные, так и неформальные стороны. Например, исследователи отмечают нежелание руководителей и акционеров некоторых оборонных предприятий активизировать выпуск гражданской продукции [22]. Причины как будто понятны: невыполнение ГОЗ карается вплоть до уголовной ответственности, чего нет при невыполнении заданий по гражданской продукции; выполнение ГОЗ приносит бонусы в виде премий, государственных наград, чего вряд ли стоит ждать от гражданской продукции; ГОЗ – это гарантированные средства, технология работы с ним известна, а заказ на открытом рынке далеко не гарантирован и т.д. Поэтому логично, что предприятия, много лет работавшие в рамках гособоронзаказа не сильно заинтересованы в значительном расширении выпуска гражданской продукции. Можно предположить, что проведение масштабной диверсификации требует изменения устоявшихся институтов как на государственном уровне, так и на уровне конкретных предприятий.
10 Некоторые институциональные изменения в ОПК уже заметны. Сформированы холдинги (интегрированные структуры), включающие полные технологические цепочки, что упрощает производство как оборонной, так и гражданской продукции. Внедряются специальные системы управления диверсификацией (компании-интеграторы в «Росатоме» [23], центр координации НПО «Конверсия» в «Ростехе»). Вводятся специальные государственные меры, направленные на активизацию выпуска предприятиями ОПК высокотехнологичных гражданских товаров [24] и т.д.
11 Рассмотрим более подробно основные институты, от которых зависит деятельность оборонного сектора экономики и которые важны для расширения выпуска ими гражданской продукции.
12 Оборонно-промышленный комплекс. Несмотря на историческое и широкое применение данного понятия в стратегических и нормативных документах, научном дискурсе, его однозначного юридического и научного определения пока не существует. Более того, есть разночтения и в существующих интерпретациях термина. Так, вероятно, единственным (открытым) определением ОПК является косвенное, данное в Постановлении Правительства РФ от 20 февраля 2004 г. N 96 «О сводном реестре организаций ОПК», которое обозначает оборонно-промышленный комплекс, как совокупность организаций с некими едиными характеристиками7, что по сути, соответствует понятию «отрасль промышленности» в терминах закона от 31 декабря 2014 г. N 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации». В понимании Совета Федерации Федерального Собрания РФ, ОПК – это «сегмент экономики» [25]. В обязанностях вице-премьера РФ, отвечающего за деятельность ОПК, он обозначен как «оборонная промышленность»8.
7. «В реестр включаются: а) организации, имеющие … обособленное имущество, включая оборудование и производственные площади, и квалифицированные кадры для разработки, производства, ремонта и утилизации вооружения, военной и специальной техники, а также для производства вещевого имущества, предусмотренного кодами 1700000, 1800000 и 1900000 ОКВЭД; б) организации, в состав активов которых входят контрольные пакеты акций организаций, указанных в подпункте "а"».

8. Правительство Российской Федерации. Распределение обязанностей между заместителями Председателя Правительства >>>> (дата обращения 15.11.2020)
13 Даже из указанных определений можно сделать вывод: есть единое понимание того, что ОПК – это «совокупность организаций (предприятий)», но нет понимания, что это за совокупность: отрасль промышленности, сектор экономики или что-то еще не понятны критерии, объединяющие их в единый комплекс. Эти предприятий относятся к разным отраслям промышленности (что указано в реестре предприятий ОПК), входят в разные госкорпорации, относятся к разным министерствам, имеют разных учредителей, работают на разных этапах технологической цепочки. Большинство из них подконтрольны государству. У этой совокупности организаций есть единые, курирующие их деятельность лица и органы: заместитель председателя Правительства РФ (в настоящее время Ю. Борисов) и Военно-промышленная комиссия (ВПК) при Президенте РФ [26]. Эти организации развиваются по единым стратегическим правилам (госпрограмма «Развитие оборонно-промышленного комплекса» [27] и др.). Финансирование осуществляется в основном на счет ГОЗ.
14 Оборонное предприятие – это базовый институт оборонно-промышленного комплекса.
15 В российском законодательстве нет понятия «оборонное предприятие», это, скорее, неформальный институт, но обладающий, как формальными, так и неформальными характеристиками:
16 1. Эти предприятия составляют оборонно-промышленный комплекс.
17 2. Это производственные или научно-производственные предприятия. Определение из реестра ОПК указывает, что у них должно быть оборудование, площади, персонал для производства и разработок сложной продукции; то есть приведены граничные условия, отсекающие непроизводственные предприятия, за исключением управляющих компаний холдингов.
18 3. Секретность и «закрытость». Секретность – формальная характеристика, связанная с наличием на предприятии государственной тайны, особенности работы с которой оговорены в нормативных9 и соответствующих им локальных документах. Секретность накладывает ограничения на персонал – ограничиваются коммуникации, свобода передвижения в служебных помещениях, свобода выезда за границу и пр. «Закрытость» – в большей степени неформальная, традиционная характеристика, базируется на деятельности по охране государственной и иных тайн, но часто выходит за пределы формальных документов, становясь неформальным правилом, которое образно можно определить как «нельзя говорить о том, что происходит на предприятии».
9. Прежде всего, Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-I «О государственной тайне».
19 4. Преобладающее государственное участие, хотя это не обязательно. Организационно-правовая форма может быть любой, она не влияет на отнесение предприятий к категории «оборонных».
20 5. Зависимость от государственного оборонного заказа. ГОЗ является основой финансирования деятельности, под его требования выстраивается организация работ, штаты, дополнительные службы, виды деятельности, поставщики и пр.
21 6. Повышенные накладные расходы. Выполнение условий секретности, условий работы по государственному оборонному заказу требуют от оборонных предприятий дополнительных непроизводственных затрат.
22 7. Повышенные прямые затраты. Чаще всего особенности разрабатываемых технологий не позволяют использовать их в гражданском секторе или делают их использование несоразмерно дорогим. Длительный жизненный цикл производимых военных изделий требует затрат на поддержании их в рабочем состоянии.
23 Оборонные предприятия формируют собственные традиционные правила поведения (свой менталитет) сотрудников и руководителей. Сотрудники оборонных предприятий ассоциируют свою работу с государственными интересами; основными являются нерыночные мотивации; отмечается завышенная самооценка (связанная с государственной значимостью работ) и слабая информированность вне узкопрофессиональной деятельности, обусловленная, прежде всего, особенностями секретности и информационной закрытости. К особенным характеристикам руководства оборонных предприятий можно отнести: умение участвовать в бюрократических процессах на федеральном уровне (что больше соответствует статусу чиновника, а не представителя промышленности); политизированность деятельности (связано с зависимостью оборонной сферы от политических процессов); невысокая заинтересованность в отходе от ГОЗ [18;22]. Похожие мнения высказывают и иностранные эксперты в отношении своих оборонных предприятий [11], что подтверждает предположение, что данные особенности носят отраслевой, а не национальный характер.
24 Специфичные особенности менталитета сотрудников оборонных предприятий не способствуют проведению диверсификации и могут влиять на формирование явного или неявного оппортунистического поведения, о чем свидетельствует мнение руководителей оборонных предприятий [18]. Поэтому для перехода к работе на гражданских рынках необходимы культурные изменения [21] или набор для этого сотрудников вне контура оборонных предприятий.
25 Государственный оборонный заказ. Как институт, ГОЗ является наиболее формализованным. Он определен федеральным законом [28], связан со стратегическими документами государства10, ежегодно в федеральном бюджете предусматриваются средства на его выполнение, есть механизмы распределения средств, установления цен, контроля и т.д. Государственный оборонный заказ включает конкретные задания на поставку товаров и услуг, установленные государством. Он предусматривает обязательность исполнения, ответственность за нарушения. Из менее формальных особенностей ГОЗ можно отметить, что он является основным способом финансирования деятельности предприятий ОПК; конкуренция при формировании и выполнении гособоронзаказа является скорее неформальным институтом; участие в выполнении гособоронзаказа по-разному влияет на возможность доступа к ресурсам, например, кредитным, для поставщиков разных уровней [29].
10. ГОЗ формируется на основе военной доктрины России, планов строительства и развития Вооруженных сил, Государственной программы вооружения.
26 Взаимовлияние технологий и институтов является важным для деятельности предприятий оборонно-промышленного комплекса и, в частности, для процессов диверсификации. С одной стороны, новые технологии вызывают изменения как в глобальных институтах (например, интернет), так и на уровне предприятия. В частности, современные информационные технологии, новые технологические процессы формируют новые для оборонных предприятий институты: изменяются способы управления, развиваются новые формы сотрудничества с негосударственными необоронными предприятиями; создаются «открытые» (то есть без ограничений, связанных с секретностью, гособоронзаказом и пр.) компании и пр. С другой стороны, не все технологии могут получить распространение в неизменной институциональной среде [30]. Так, например, ряд российских исследователей считают, что сегодня новые технологии преимущественно развиваются в рамках крупных компаний [19].
27 Мы выделяем два важных института диверсификации, связанных с технологиями – «продукция двойного назначения» и «технологический трансфер».
28 Продукция двойного назначения. Зарубежными авторами указывается, что до 80% технологий могут использоваться как для военных, так и для гражданских целей [11]. Расширение применения гражданских технологий в оборонной сфере происходит, прежде всего, потому, что они дешевле, а это и есть снижение военных расходов [9]. К настоящему времени концепция «двойного назначения» стала наиболее популярным направлением диверсификации в западных странах [31]. Как и все, что напрямую связано с вопросами диверсификации оборонной промышленности, она относится, в первую очередь, к политической сфере [9]. С другой стороны, это и экономический институт, так как связан с выбором технологий, организацией производства, обменом интеллектуальной собственностью, выведением на рынок и т.д. Отметим некоторые институциональные особенности продукции двойного назначения:
29 – отсутствие единого научного и правового определения [32], хотя надо отметить, что российское законодательство делает в последнее время шаги к формализации данного института: так, к продукции двойного назначения отнесена «адаптированная (модернизированная) к условиям применения в военной сфере продукция гражданского назначения; адаптированная (модернизированная) к условиям применения в гражданской сфере продукция военного назначения» [33], вся эта продукция должна быть произведена только организациями ОПК и перечислена в соответствующем списке [34];
30 – на использование продукции двойного назначения влияют правила распределения прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет средств федерального бюджета, в том числе, в рамках ГОЗ [35];
31 – также на нее влияют институты государственного регулирования экономики, например, при передаче гражданских технологий в оборонный сектор, поставщики (а это особенно заметно для негосударственных предприятий малого бизнеса) должны получить соответствующие лицензии, пройти необходимые процедуры закупок, выполнить условия по приемке, техническому обслуживанию и пр. [21];
32 – двойное назначение, несмотря на его активное рассмотрение, остается практически неприменимым для производства продукции военного назначения (в силу секретности последней), и чаще встречается в области фундаментальных исследований [6].
33 Технологический трансфер. Это один из основополагающих институтов, который необходим для диверсификации деятельности ОПК. В сфере технологического трансфера ведутся активные исследования как зарубежных, так и российских ученых, но в то же время пока даже само понятие не имеет однозначного полноценного толкования [36;37]. В качестве основных механизмов технологического трансфера обычно указывают лицензии, продажи разработок, создание компаний, передачу знаний, найм носителя знаний, научные публикации и пр. К особенностям этого института можно отнести:
34 – необходимость эффективной институциональной среды, включающей развитие человеческого капитала, инновационных компаний, государственного регулирования и пр. [38];
35 – государство является основным действующим лицом в развитии методов, форм и объемов передачи технологий, оно не только устанавливает правила, но и финансирует исследования, стимулирует коммерциализацию изобретений [39];
36 – трансфер технологий сильно зависит от защиты прав интеллектуальной собственности и от правил распределения прав на интеллектуальную собственность (важно для оборонных предприятий, выполняющих работы за счет государственного финансирования) [40].
37 Даже краткий анализ основных институтов диверсификации ОПК позволил отметить их слабую институциональную разработанность; наличие у них как формальных, так и значительных неформальных частей; необходимость их изменений при активизации процессов диверсификации. Основные результаты анализа сведены в таблицу 1.
38 Таблица 1
39 Институты диверсификации деятельности оборонных предприятий и их изменения
Институт Формальная часть Неформальная часть Что может / должно измениться при диверсификации
Оборонно-промышленный комплекс 1. Реестр предприятий ОПК. 2. Единые курирующие органы и лица: вице-премьер, ВПК. 3. Единые стратегические документы (Программа…, Основы…) 1. Отсутствие единого научного и юридического определения. 2. Критерии объединения предприятий в ОПК. 3. Финансирование в основном за счет ГОЗ. 4. Закрытость. 1. Более четко формализовано само понятие ОПК. 2. Сокращение реестра предприятий ОПК. 3. Уменьшение закрытость в части производства гражданской продукции.
Оборонное предприятие 1. Производственное или научно-производственное предприятие. 2. Секретность. 3. Повышенные расходы (прямые и накладные). 1. Составляют ОПК. 2. Отсутствие формального определения. 3. Цель - выполнение ГОЗ. 4. Закрытость. 5. Преобладающее государственное участие. 6. Зависимость от ГОЗ (включая структуру, персонал, затраты и пр.). 7. Менталитет сотрудников 1. Может измениться само понятие. 2. Информационная открытость, прежде всего кадров и производства для контрагентов. 3. Снизится секретность и связанные с ней затраты. 4. Изменится менталитет, мотивации работников и руководства. 5. Возможны изменения в критериях набора персонала.
Государственный оборонный заказ 1. Определен в законодательстве. 2. Гарантированность финансирования. 3. Секретность. 4. Определенные механизмы распределения, ценообразования, контроля. 5. Ответственность за невыполнение. 1. Конкуренция за ГОЗ. 1. Замена ГОЗ на другие способы финансирования.
Продукция двойного назначения (ПДН) 1. Однозначный список ПДН. 2. Экспортный контроль в отношении ПДН. 3. Государственная поддержка (льготные кредиты на производство ПДН). 1. Отсутствие единого научного определения. 2. Зависит от распределения прав на интеллектуальную собственность (ИС). 3. Зависит от государственного регулирования экономики. 4. Политическое влияние на определение и использование. 1. Создание механизма перевода технологий из оборонного в гражданское применение. 2. Упрощение использования технологий, созданных за счет федерального финансирования.
Технологический трансфер (ТТ) 1. Есть способы ТТ, регулируемые государством (лицензии и пр.). 2. Государство – основное влияющее лицо на развитие ТТ. 1. Нет единого научного и законодательного толкования. 2. Есть механизмы ТТ, не регулируемые законодательством (найм носителя знаний, создание компаний и пр.). 3. Слабые способы защиты прав на ИС. 4. Зависит от распределения прав на ИС. 1. Расширение способов перевода ИС из оборонного в гражданское применение 2. Усиление контроля за ними. 3. Усиление мер ответственности за нарушение прав на ИС и передачу ИС.
Источник: составлено авторами.
40 Для успеха диверсификации ОПК необходимо ускорить формирование отсутствующих институтов и изменение существующих. При этом стоит придерживаться известного принципа «не навреди». В качестве предложений можно выделить следующие:
41 1. Постепенно вовлекать в изменения собственно оборонное производство и персонал как наиболее устоявшиеся институты, для изменения которых необходимо время. Проекты диверсификации реализовывать с помощью вновь создаваемых структур, умеющих работать в рыночных условиях. К ним привлекать в качестве, прежде всего, разработчиков идей и технологий оборонные организации, коллективы. В качестве новых организационных принципов использовать открытые технологии, покупку готовых компаний, приглашение организованных команд. Расширять образовательные программы, основанные на конкретике в области производства гражданской продукции. Общий принцип – добавлять, а не ломать.
42 2. Поддерживать в актуальном состоянии формальные институты, включая необходимые меры принуждения. Известно, что в отсутствие формальных институтов будут развиваться институты неформальные, поощряющие оппортунистическое поведение, то есть будут правила, но не будет их воздействия на регулярное поведение индивидов. Такая ситуация в итоге негативно скажется на производственной деятельности организации.
43 3. Включать в направления диверсификации сферы деятельности, обеспечивающие безопасность государства (научно-технологическую, информационную и пр.), что соответствует менталитету персонала, обеспечивает привычный уровень ответственности и престижности. Формировать под эту деятельность структуры, финансирование, где это возможно. Например, в рамках научно-исследовательских организаций развивать исследования в области энергетики, энергоэффективности, эффективности транспорта, биологии, медицины, материаловедения, информационных технологий, моделирования погоды и климата, земной поверхности и недр, общественных процессов, экономики и пр.
44 4. Участвовать в формировании государственной политики в области диверсификации.

References

1. Poslanie Prezidenta Rossijskoj Federatsii Federal'nomu sobraniyu 01.12.2016 URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41550 (data obrascheniya 16.11.2020)

2. Nort D. Instituty, institutsional'nye izmeneniya i funktsionirovanie ehkonomiki / Per. s angl. A.N. Nesterenko; predisl. i nauch. red. B.Z. Mil'nera // M.: Fond ehkonomicheskoj knigi «Nachala». 1997. 180 c.

3. Dovguchits S.I., Zhurenkov D.A. Problemy diversifikatsii oboronno-promyshlennogo kompleksa i puti ikh resheniya // Nauchnyj vestnik OPK Rossii. 2017. № 4. S.7-17.

4. Chto sderzhivaet diversifikatsiyu radioehlektroniki? Issledovanie radioehlektronnoj otrasli. AO «TsNII «Ehlektronika». 2018. URL: https://www.instel.ru/upload/iblock/5a7/DeversificationA4-rassilka.pdf (data obrascheniya 28.10.2020)

5. Belousova N.N., Plis N.I. Problemy diversifikatsii proizvodstva na predpriyatiyakh oboronno-promyshlennogo kompleksa Rossijskoj Federatsii: na primere mikroehlektroniki // Ehkonomicheskie i sotsial'no-gumanitarnye issledovaniya. 2019. № 3 (23). S. 14-21. DOI: 10.24151/2409-1073-2019-3-14-21

6. Matelly S., Lima M. The influence of the state on the strategic choices of defence companies: the cases of Germany, France and the UK after the Cold War // Journal of Innovation Economics & Management. 2016. Vol. 2. No. 20. P. 61-88.

7. Lynn III, W. The End of the Military-Industrial Complex. How the Pentagon Is Adapting to Globalization // Foreign Affairs. 2014. No.93. P.104–110.

8. Çağlar K., Bitzinger. R. Defense industries in the 21st century: A comparative analysis - The second e-workshop // Comparative Strategy. 2018. Vol. 37. Iss. 4. P. 255-259. DOI: 10.1080/01495933.2018.1497318

9. Martins B., Ahmad N. The security politics of innovation: Dual-use technology in the EU’s security research programme / In Calcara, Antonio; Raluca Csernatoni; & Chantal Lavallée, eds, Emerging Security Technologies and EU Governance Actors, Practices and Processes // London : Routledge. 2020.

10. Raska M. Strategic Competition for Emerging Military Technologies // PRISM, 2019. Vol. 8. No. 3. P. 64-81.

11. Jiang L. Research about Chinese Military Industry Enterprises' Operation Mode of Deep Civil-Military Integration // 3d International Conference on Applied Social Science Research (ICASSR 2015). 2016. P. 361-363. https://doi.org/10.2991/icassr-15.2016.97

12. Bat'kovskij A.M., Kravchuk P.V., Sudakov V.A. Opasnosti diversifikatsii voennogo proizvodstva // Vektor ehkonomiki. 2019. № 5 (35). C. 135.

13. Varshavskij A.E., Dubinina M.G. Sinergiya proizvodstva voennoj i grazhdanskoj produktsii (na primere aviatsionnoj promyshlennosti) // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2017. T.13. Vyp.1. S. 20–33.

14. Leonov A.V., Pronin A.Yu. Diversifikatsiya predpriyatij oboronno-promyshlennogo kompleksa – aktual'naya nauchnaya problema // Vooruzhenie i ehkonomika. 2019. № 3 (49). S. 62-75.

15. Dovgij V.I., Kiselev V.N. O modelirovanii protsessov diversifikatsii proizvodstva na predpriyatiyakh OPK // Innovatsii. 2019. № 6 (248). S. 20-26. DOI 10.26310/2071-3010.2019.248.6.003

16. Bakulina A.A., Nazyrova D.R., Topchij P.P. Finansirovanie proizvodstva grazhdanskoj produktsii na predpriyatiyakh OPK: transformatsiya biznes-protsessov // Ehkonomicheskie nauki. 2019. № 173. S. 125-131. DOI: 10.14451/1.173125

17. Kravchenko N.A., Ageeva S.D. Diversifikatsiya ehkonomiki: institutsional'nye aspekty // Journal of institutional studies. 2017. T. 9. № 4. S.52-67. DOI: 10.17835/2076-6297.2017.9.4.052-067

18. Rozmirovich S.D., Manchenko E.V., Mekhanik A.G., Liss A.V. Diversifikatsiya OPK: kak pobezhdat' na grazhdanskikh rynkakh: doklad Ehkspertnogo soveta Predsedatelya kollegii Voenno-promyshlennoj komissii RF, podgotovlen dlya V Mezhdunar. Foruma tekhnol. razvitiya «Tekhnoprom». Novosibirsk. 2017. URL: http://www.instrategy.ru/pdf/367.pdf (data obrascheniya 21.10.2020)

19. Zemtsov S.P., Chernov A.V. Kakie vysokotekhnologichnye kompanii v Rossii rastut bystree i pochemu // Zhurnal Novoj ehkonomicheskoj assotsiatsii. 2019. № 1 (41). S. 68–99. DOI: 10.31737/2221-2264-2019-41-1-3.

20. Korostyshevskaya E.M. Model' otkrytykh innovatsij (na primere VPK SShA) // Innovatsii. 2011. № 5 (151). S. 51-55.

21. Merindol V., Versailles D.W. The (R)Evolution of Defence Innovation Models: Rationales and Consequences. Policy Paper // The Armament Industry European Research Group. 2020.

22. Naruzhnyj V.E., Knyaz'nedelin R.A., Nasonov S.V. Obosnovanie tsikla formirovaniya importozameschayuschikh proizvodstvennykh tsepochek v oboronno-promyshlennom komplekse // Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Ehkonomika i upravlenie. 2019. № 3 (47). S. 76-86.

23. Fajkov D.Yu., Bajdarov D.Yu. Diversifikatsiya proizvodstva v atomnoj otrasli // Ehkonomicheskoe vozrozhdenie Rossii. 2020. № 3. S. 96-109. DOI: 10.37930/1990-9780-2020-3-65-96-109

24. Federal'nyj zakon ot 27 iyunya 2019 goda №152-FZ «O vnesenii izmenenij v Federal'nyj zakon «O kontraktnoj sisteme v sfere zakupok tovarov, rabot, uslug dlya obespecheniya gosudarstvennykh i munitsipal'nykh nuzhd» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_327712/ (data obrascheniya 28.02.2021)

25. Postanovlenie Soveta Federatsii Federal'nogo Sobraniya Rossijskoj Federatsii ot 11 dekabrya 2018 goda № 573-SF «O sostoyanii i perspektivakh razvitiya oboronno-promyshlennogo kompleksa Rossijskoj Federatsii» URL: http://council.gov.ru/activity/documents/99488/ (data obrascheniya 15.12.2020)

26. Ukaz Prezidenta RF ot 10.09.2014 N 627 (red. ot 06.12.2018) «O Voenno-promyshlennoj komissii Rossijskoj Federatsii» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_168420/ (data obrascheniya 15.02.2021)

27. Postanovlenie Pravitel'stva Rossijskoj Federatsii ot 16 maya 2016 g. N 425-8 «Ob utverzhdenii gosudarstvennoj programmy Rossijskoj Federatsii «Razvitie oboronno-promyshlennogo kompleksa». URL: http://base.garant.ru/71405638/ (data obrascheniya 15.02.2021)

28. Federal'nyj zakon ot 29 dekabrya 2012 goda N 275-FZ «O gosudarstvennom oboronnom zakaze» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140175/ (data obrascheniya 15.02.2021)

29. Luchinina O.G. Obzor poslednikh izmenenij normativno-pravovoj bazy v sfere gosudarstvennogo oboronnogo zakaza // Ehkonomika v promyshlennosti. 2018. T. 11. № 4. S. 394-402. DOI: 10.17073/2072-1633-2018-4-394-402

30. Tambovtsev V.L. Vzaimodejstvie «instituty-tekhnologii» i ehkonomicheskij rost // Journal of New Economy. 2019. T. 20. № 2. S.55–70. DOI: 10.29141/2073 1019 2019 20 2 3

31. Tischenko G.G. Global'naya konkurentsiya v voenno-tekhnicheskom stroitel'stve: stavka na innovatsii-KhKhI // Mirovaya ehkonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2018. T. 62. № 4. S. 123–128.

32. Scherbakov M.G. Problemy rezhima tovarov i tekhnologij dvojnogo naznacheniya // Vestnik Kazanskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2018. T. 9. № 2. S. 203-210. DOI: 10.24420/ KUI.2018.32.13967

33. Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 21.01.2020 №26 «Ob utverzhdenii Pravil predostavleniya subsidij iz federal'nogo byudzheta rossijskim kreditnym organizatsiyam na vozmeschenie vypadayuschikh dokhodov po kreditam, vydavaemym v ramkakh podderzhki proizvodstva vysokotekhnologichnoj produktsii grazhdanskogo i dvojnogo naznacheniya organizatsiyam oboronno-promyshlennogo kompleksa» URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73346639/ (data obrascheniya 15.02.2021)

34. Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federatsii ot 07.12.2011 № 1661 «Ob utverzhdenii Spiska tovarov i tekhnologij dvojnogo naznacheniya, kotorye mogut byt' ispol'zovany pri sozdanii vooruzhenij i voennoj tekhniki i v otnoshenii kotorykh osuschestvlyaetsya ehksportnyj kontrol'» URL: http://base.garant.ru/70107655/ (data obrascheniya 15.02.2021)

35. Shevyreva Zh.I. Osobennosti rasporyazheniya pravami na rezul'taty intellektual'noj deyatel'nosti, sozdannye po gosudarstvennomu kontraktu // Gumanitarnye, sotsial'no-ehkonomicheskie i obschestvennye nauki. 2018. № 5. S. 232-233.

36. Arenas J., González D. Technology Transfer Models and Elements in the University-Industry Collaboration // Administrative Sciences. 2018. Vol. 8. No.19. DOI:10.3390/admsci8020019

37. Gaponenko M.A. Voprosy pravovogo regulirovaniya transfera tekhnologij iz voennoj v grazhdanskuyu sferu // Upravlenie naukoj i naukometriya. 2019. T. 14. № 3. S. 459-476. DOI: 10.33873/2686-6706.2019.14-3.459-476

38. Klyucharev G.A., Arsent'ev M.V., Trofimova I.N. Instituty i praktiki stimulirovaniya innovatsij: mnenie ehkspertov // Vestnik RUDN. Seriya: sotsiologiya. 2018. Vol. 18. No. 4. S. 668-679. DOI: 10.22363/2313-2272-2018-18-4-668-679

39. Guerrero M., Urbano D. Effectiveness of technology transfer policies and legislation in fostering entrepreneurial innovations across continents: an overview // The Journal of Technology Transfer. 2019. No. 44. P. 1347–1366. https://doi.org/10.1007/s10961-019-09736-x

40. Degtyareva I.V., Barkova E.V. Mekhanizm realizatsii transfera tekhnologij v Rossii: problemy i istochniki finansirovaniya // TsITISEh. 2020. №1 (23). S. 312-325. DOI: http://doi.org/10.15350/24097616.2020.1.29

Comments

No posts found

Write a review
Translate