Investment potential of Russian oil and gas companies in the context of economic crisis
Table of contents
Share
QR
Metrics
Investment potential of Russian oil and gas companies in the context of economic crisis
Annotation
PII
S020736760014572-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alina Knippel 
Affiliation: Volgograd State Technical University
Address: Russian Federation, Volgograd
Irina Chekhovskaya
Affiliation: Volgograd State Technical University
Address: Russian Federation, Volgograd
Edition
Pages
105-114
Abstract

The article contains an analysis of the ideas about the investment potential of oil and gas enterprises. The author’s methodology includes a statistical analysis of financial indicators of the largest entities in the oil and gas sector of the Russian economy (PJSC LUKOIL, PJSC Gazprom and PJSC NK Rosneft), as well as proposals for developing a number of measures to improve the system for evaluating the investment activities of such enterprises. Based on the results of the study, it is concluded that Rosneft is the most attractive in terms of investment potential.

Keywords
investment potential, oil industry, investments, oil, finance, Tobin's coefficient
Received
21.05.2021
Date of publication
21.05.2021
Number of purchasers
8
Views
529
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Инвестиционный потенциал является одним из важнейших экономических показателей, способных отразить эффективность инвестиционной деятельности нефтегазовых предприятий России. Политика развития инвестиционного потенциала должна включать в себя стратегию выработки приоритетных направлений компании, в рамках которой будут реализованы инвестиционные проекты. Привлечение инвестиций является главной задачей в рамках обеспечения устойчивого роста потенциала нефтегазовых компаний. На российском нефтегазовом рынке действуют как частные, так и институциональные инвесторы, в том числе крупные корпорации, международные объединения и др. Многообразие инвестиционных потоков порождает необходимость оценки эффективности вложений капитала в дело нефтепроизводителей.
2 Исследованиями в области проблем оценки инвестиционного потенциала субъектов нефтегазового сектора российской экономики занимается множество отечественных авторов. Следует отметить работы О. Буториной [2], А. Бытовой [3], А. Дмитриева [5], И. Озовой [10], С. Пупенцовой [11], А. Сазонова [14] и других [15]. При этом на сегодняшний день не в полной мере оценено влияние на инвестиционный потенциал подобных компаний глобальных факторов, включающих экономический кризис, во многом спровоцированный пандемией коронавирусной инфекции. Настоящая работа призвана оценить текущее положение российских нефтегазовых компаний и на основе статистических данных выявить основные направления дальнейшего их развития. Методология данной работы включает в себя статистический анализ показателей инвестиционного потенциала нефтегазовых предприятий (на примере ПАО «ЛУКОЙЛ», ПАО «Газпром» и ПАО НК «Роснефть») с использованием коэффициентного метода и показателя q-Тобина.
3 В экономической литературе «инвестиционный потенциал» трактуется по-разному, единого определения на сегодняшний день не существует. Так, А. Ледницкий [6] в соавторстве с С. Куприяном и И. Сильвановичем рассматривал инвестиционный потенциал как «совокупность материально-технических и финансовых ресурсов, которые при определенных условиях способны трансформироваться в инвестиционные ресурсы». Е. Шваков с А. Троцковским [18] в своей статье рассмотрели термин «инвестиционный потенциал» в расширенном формате: «источники, средства, возможности и запасы, которые могут быть приведены в действие или использованы для решения какой-либо задачи и определенных целей». С. Суслов определял инвестиционный потенциал как «совокупность объективных предпосылок и условий, необходимых для долгосрочных вложений собственных средств в предприятие, организацию, страну или регион». Большинство ученых сходится во мнении, что инвестиционный потенциал должен учитывать микроэкономические характеристики как по отраслям, так и по отдельным предприятиям. Н. Гуськова [4] в соавторстве с И. Краковской в своей работе говорит, что, помимо макроэкономических факторов, следует учитывать «потребительский спрос, а также насыщенность территории факторами производства». Таким образом, некоторые рассматривают инвестиционный потенциал как совокупность инвестиционных ресурсов, некоторые – как комплекс показателей, отражающих эффективность инвестиционных процессов на предприятии. Данные показатели позволяют выявить, способна ли компания реализовать свои инвестиционные проекты без обращения к заемному капиталу. Оценка инвестиционного потенциала также отражает возможность воспроизводства основных фондов без дополнительных финансовых вложений.
4 Обобщая упомянутое, можно сказать, что инвестиционный потенциал представляет собой совокупность инвестиционных ресурсов предприятия, от которых зависит возможность достижения стратегических целей. Цели предприятия характеризуют динамику и направления его развития. Исходя из этого, мы можем проследить взаимосвязь стратегии компании с ее инвестиционным потенциалом. В нефтегазовых компаниях сегодня особое внимание уделяется стратегическому менеджменту, который ориентируется на энергетическую стратегию РФ до 2035 года [13].
5 Чтобы полноценно оценить инвестиционный потенциал компаний, необходимо учитывать такие факторы, как наличие интеллектуальных ресурсов, в т.ч. в виде инвестиционных проектов. Инвестиционный потенциал может напрямую зависеть от возможности предприятия преобразовывать внутренние ресурсы в инвестиционный капитал. На возрастании уровня инвестиционного потенциала может благоприятно сказаться создание дочерних организаций, т.к. таким образом предприятие может увеличить масштаб своей инвестиционной деятельности и вложить инвестиционные средства в собственное развитие и модернизацию.
6 Существует ряд схожих показателей, среди которых выделяют «инвестиционную привлекательность», «инвестиционную деятельность» и «инвестиционный климат», однако большинство авторов придерживается четкого разграничения данных терминов. По мнению авторов, термин «инвестиционный потенциал» входит в состав «инвестиционного климата» [6]. Согласно федеральному закону 39-ФЗ [19], инвестиционная деятельность рассматривается как «размещение капитала (инвестиций) в экономику страны и осуществление практических действий в целях извлечения прибыли и достижения иного благотворного эффекта». Инвестиционная привлекательность позволяет рассмотреть стимулы инвестирования в анализируемые объекты. Инвестиционный потенциал выявляет возможности компании в рамках инвестиционных процессов. Инвестиционный климат является более широким определением, характеризующимся прямым взаимодействием как с потенциалом, так и с факторами инвестиционной привлекательности.
7 Факторы инвестиционной привлекательности принято разделять на внешние и внутренние. Ключевая особенность внешней среды заключается в ее изменчивости, обусловленной рыночной неопределенностью и сопутствующими рисками. Следовательно, в современных рыночных условиях менеджерам компаний важно быстро адаптироваться ко всем изменениям. М. Портер в своих трудах акцентировал внимание на важности способности организации не зависеть не только от прямой конкуренции, но и от ролей потенциальных поставщиков, конкурентов и потребителей.
8 Текущая обстановка на нефтегазовом рынке России представлена попытками восстановления своих прежних позиций после глобального шока. Исходя из результатов прошлой сделки стран ОПЕК+, с 6 марта 2020 г. Россия придерживается условий нового соглашения. По итогам сделки, цены на нефть упали более, чем в 2 раза. Начиная с 1 мая 2020 г. страны ОПЕК+ предполагали снижение объемов добычи нефти. Согласно договоренностям, 23 страны решили сократить добычу нефтяных ресурсов в совокупности на 9,7 миллионов баррелей в сутки в мае-июне 2020 г. Кроме этого, 9 стран вне ОПЕК+ высказались о планах сокращения добычи на 3,6 миллиона баррелей в сутки. С августа 2020 г. планировалось замедление добычи до 7,7 миллиона баррелей в сутки на период до конца года, а в дальнейшем – до 5,8 миллиона на период до мая 2022 г. Точкой отсчета для сокращения принято считать октябрь 2018 г., хотя соглашение было заключено в начала 2019. С августа 2020 г. исходя из нового соглашения, страны ОПЕК+ планировали увеличить добычу нефти на 2 миллиона баррелей в сутки. По словам министра энергетики России, такое решение должно было способствовать увеличению объемов добычи нефти российскими компаниями на 400 тыс. баррелей в сутки. Благодаря этому, Россию ждет рост поступлений в бюджет страны от собираемых налогов и таможенных пошлин от нефтяных и газовых компаний. В рамках соглашений ОПЕК+, с мая по июнь Россия сократила добычу нефти на 19%. Далее, страны альянса уменьшили темп снижения добычи, и с августа по декабрь сокращение должно составить около 13,8% от плановых уровней 2020 г. [9].
9 Эти события привели к снижению цен на нефть и дестабилизации российской валюты. Снижение курса рубля может привести к росту процентных ставок по привлекаемым и размещаемым средствам и уменьшению цен на российские финансовые инструменты. Резкое снижение цен на нефть приводит к сокращению доходов от её экспорта. Спрос на нефть по-прежнему не пришел к докризисному уровню.
10 Основной объем нефтедобычи, составляющий 84,7% по данным Минэнерго [16] на 01.01.2020 г., формируется крупнейшими нефтяными холдингами. Среди газо- и нефтегигантов России можно отметить ПАО НК «Роснефть», ПАО «Газпром», ПАО «ЛУКОЙЛ», ПАО «Сургутнефтегаз» и др. В целом, по состоянию на начало 2020 г. добычей нефти и газового конденсата занимались 292 организации. На рисунке 1 представлен рейтинг российских нефтегазовых компаний по уровню их капитализации.
11 Источник: составлено авторами по материалам [12]
12

13 Рис. 1. Рейтинг нефтегазовых компаний с наибольшей стоимостью (трлн руб.)
14 Данный рейтинг выстраивает ряд предприятий по уровню их капитализации. Первое место среди российских нефтяных компаний занимает ПАО «Газпром», стоимость которого составляет 4,6 трлн руб. На втором и третьем местах расположились компании ПАО НК «Роснефть» и ПАО «ЛУКОЙЛ», капитализация которых составляет 4 трлн руб. и 3,8 трлн руб. соответственно. Четвертое место занимает дочерняя компания лидера рейтинга, ПАО «Газпром Нефть» со стоимостью в 1,7 трлн руб. Последнее место в пятерке отечественных лидеров занимает ПАО «Сургутнефтегаз», стоимость которого составляет 1,4 трлн руб.
15 Согласно данным Минэнерго [16], основной прирост объемов добычи на сегодняшний день обеспечивается Уральским федеральным округом и Дальневосточным федеральным округом. В Уральском федеральном округе добыча нефти увеличилась в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, и в Тюменской области. В Дальневосточном федеральном округе добыча нефти и газового конденсата увеличилась в Сахалинской области, включая шельф, и в Республике Саха. В данной ситуации нельзя не согласиться с мнением А. Мастерова [8], который считает, что «на фоне возрастающих потребностей мировой экономики в топливных ресурсах добыча нефти на лучших месторождениях снижается, а потери не компенсируются открытием и вводом в строй новых месторождений, имеющих аналогичную структуру запасов и сопоставимые условия их добычи». Динамика объемов добычи нефти и газового конденсата представлена на рис. 2.
16 Источник: составлено авторами по материалам [16].
17

18 Рис. 2. Динамика добычи нефти с учетом газового конденсата
19 (тыс. т)
20 Согласно данным рис. 2, в последние месяцы наблюдается нисходящая динамика объемов добычи нефти. Следует отметить, что первые глобальные признаки спада приходятся на начало 2014 года. С 2014 по 2015 годы кризисная ситуация оставалась стабильной, но уже к началу 2015 года можно заметить резкий скачок уровня добычи к отрицательным показателям. Следует отметить, что падения показателей добычи нефти снижались каждый раз в начале наступившего нового года, однако, в дальнейшем, ситуация оказывалась стабильной. А. Дмитриев [5] в рамках своего исследования отмечал, что «кризисные явления оказывают куда более сильное влияние на стоимостную оценку экспортированного сырья, нежели на натуральную», с чем невозможно не согласиться. С марта 2020 года, в свете распространения коронавирусной пандемии и прочих сопутствующих событий, объемы добычи нефти с учетом газового конденсата существенно снизились.
21 Каждый год нефтегазовые компании сталкиваются с огромным количеством трудностей, в т.ч. и кризисными явлениями. Однако известным на весь мир корпорациям удается легко маневрировать в подобной обстановке. Инвестиционный потенциал таких компаний оказывается на высоком уровне. Рассмотрим такой метод оценки инвестиционного потенциала, как коэффициент q-Тобина [1].
22 Коэффициент q-Тобина представляет собой отношение реальной стоимости компании к количеству средств, необходимых для создания идентичного производства. Данный показатель был разработан американским экономистом, обладателем Нобелевской премии Дж. Тобином в 1969 году. Показатель позволяет оценить инвестиционную привлекательность предприятия, в результате чего, можно выявить тенденции развития инвестиционного потенциала. Формула расчета коэффициента Тобина представлена ниже:
q= РА (1)
где:
23 q – коэффициент Тобина;
24 P – капитализация компании;
25 A – величина ее чистых активов.
26 При q>1 рыночная стоимость будет превышать балансовую. Высокое значение данного показателя свидетельствует о высокой инвестиционной привлекательности компании. Подобное значение свидетельствует о широких возможностях для привлечения инвестиционного капитала.
27 При q =1 балансовая и рыночная стоимость чистых активов совпадает. Инвестиционное состояние компании находится в равновесии, поскольку у компании нет основания изменять величину чистых активов.
28 При q
29 В нижеприведенной таблице 1 отражена динамика значения показателя q-Тобина для ведущих российских нефтегазовых компаний в период 2015-2019 гг.
30 Таблица 1
31 Анализ коэффициента q-Тобина крупнейших нефтегазовых компаний
    ПАО "ЛУКОЙЛ" ПАО "Газпром" ПАО НК "Роснефть"
2015 Чистые активы, млрд. руб. 3231,00 9322,00 2886,00
Капитализация, млрд. руб. 1995,00 3222,00 2681,00
q-Тобина 0,62 0,35 0,93
2016 Чистые активы, млрд. руб. 3221,00 11095,00 3309,00
Капитализация, млрд. руб. 2934,00 3659,00 4269,00
q-Тобина 0,91 0,33 1,29
2017 Чистые активы, млрд. руб. 3483,00 11629,00 3619,00
Капитализация, тыс. руб. 2836,00 3089,00 3089,00
q-Тобина 0,81 0,27 0,85
2018 Чистые активы, млрд. руб. 4066,00 13300,00 4053,00
Капитализация, млрд. руб. 3748,00 3634,00 4584,00
q-Тобина 0,92 0,27 1,13
2019 Чистые активы, млрд. руб. 3965,00 14105,00 4517,00
Капитализация, тыс. руб. 4028,00 4454,00 3845,00
q-Тобина 1,02 0,32 0,85
Источник: составлено авторами по материалам [20].
32 В 2015 году коэффициенты компании «ЛУКОЙЛ» и «ГАЗПРОМ» составили 0,65 б. п. и 0,35 б. п. соответственно. Так, в 2015 году стоимость компаний можно считать недооцененной. Однако, состояние «ЛУКОЙЛа» оценивается выше такового у «Газпрома». Наиболее высокого значения достигла оценка ПАО НК «Роснефть», составившая 0,93. Инвестиционное состояние этой компании почти находится в равновесии между чистыми активами и ее капитализацией. К 2016 году двум компаниям удалось значительно увеличить значение коэффициента. Так, для ПАО «ЛУКОЙЛ» показатель вырос на 0,29 б. п., достигнув значения в 0,91. Инвестиционный потенциал компании возрос, что позволило ей привлечь новых инвесторов. Показатель «Роснефти» увеличился на 0,36 б. п., составив 1,29. Данное значение оказалось самым высоким для всех компаний за рассматриваемый пятилетний период. В 2017-2018 годы показатели компании ПАО «Газпром» составляли 0,27 б. п. К 2019 году состояние компании улучшилось, ввиду чего значение коэффициента достигло уровня 0,32 б.п. Коэффициент ПАО «ЛУКОЙЛ» демонстрировал восходящую динамику с 2017 по 2019 годы. В 2019 году компании удалось выйти на уровень крайне высокой инвестиционной привлекательности с показателем в 1,02 б. п. В 2018 году значение коэффициента для ПАО НК «Роснефть» увеличилось относительно прошлого периода, составив 1,13. К 2019 году показатели «Роснефти» вернулись к значениям 2017 года, достигнув 0,85 б. п. При этом, проведя анализ коэффициентов компаний, можно сделать вывод, что среди рассматриваемых вариантов ПАО НК «Роснефть» обладает наиболее высоким уровнем инвестиционного потенциала.
33 Таким образом, инвестиционный потенциал определяет текущее состояние и перспективы дальнейшего развития компании. Важно своевременно проводить объективную и всестороннюю оценку, позволяющую точно выявить возможности предприятия в целях использования его сильных сторон, а также преодоления недостатков.

References

1. Belagurov A.O., Sokolyanskij V.V., Terekhov V.I. Koehffitsient q-Tobina kak odin iz pokazatelej investitsionnoj privlekatel'nosti kompanij IT-sektora ehkonomiki // Ehkonomika i upravlenie narodnym khozyajstvom. 2016. №4 (137). S. 74-78.

2. Investitsionnaya privlekatel'nost' kompanii: suschnost', sopostavlenie Butorina O.V., Shishkina I.V. metodik otsenki // Vestnik PNIPU. Sotsial'no-ehkonomicheskie nauki. 2017. №2. S. 206-221.

3. Bytova A.V., Skipin D.L., Bystrova A.N. Otsenka investitsionnoj privlekatel'nosti predpriyatiya: metodicheskij aspekt // Rossijskoe predprinimatel'stvo. 2017. T. 18. № 22. S. 3577-3592.

4. Gus'kova N.D., Krakovskaya I.N., Slushkina Yu.Yu. Investitsionnyj menedzhment // M.: KNORU. 2016. 438 s.

5. Dmitriev A.S. Rossijskie nefteproizvoditeli v diskurse ustojchivogo razvitiya ehkonomiki / A.S. Dmitriev, A.S. Knippel' // Problemy ehkonomiki i upravleniya neftegazovym kompleksom. 2020. № 10. S. 24-29.

6. Investitsionnyj potentsial predpriyatiya i ikh sostavlyayuschie [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: https://investicii-v.ru/investicionnij_potencial/ (Data obrascheniya: 17.10.2020)

7. Lednitskij A.V., Kupriyan S.V., Sil'vanovich I.A. Podkhody k opredeleniyu i otsenke investitsionnogo potentsiala predpriyatiya // Trudy BGTU. Seriya 5: Ehkonomika i upravlenie. 2018. №1. S. 119-125.

8. Masterov A.I. Gosudarstvennoe stimulirovanie formirovaniya investitsionnogo sprosa v rossijskoj neftegazovoj promyshlennosti // Ehkonomika. Nalogi. Pravo. 2018. № 6. S. 91-98.

9. Neft' v mire bystro dorozhaet posle zasedaniya komiteta OPEK+ [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa : https://www.vesti.ru/finance/article/2422516 (Data obrascheniya: 22.10.2020)

10. Ozova I.M. Investitsionnaya privlekatel'nost' predpriyatiya / I.M. Ozova, L.R. Gazieva, Z.R. Katchieva // Vestnik Akademii znanij. 2019. № 35 (6). S. 373-376.

11. Pupentsova S.V., Titov A.B., Livintsova M.G. Otsenka investitsionnoj privlekatel'nosti predpriyatiya v usloviyakh neopredelennosti i riska // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V.N. Tatischeva. 2020. T. 2. № 1. S. 210-217.

12. Pyaterka veduschikh neftegazovykh kompanij Rossii [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: https://oilcapital.ru/article/general/30-06-2020/pyaterka-veduschih-neftegazovyh-kompaniy-rossii (Data obrascheniya: 22.10.2020)

13. Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 9 iyunya 2020 g. № 1523-r [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: http://static.government.ru/media/files/w4sigFOiDjGVDYT4Igs Apssm6mZRb7wx.pdf (Data obrascheniya: 22.10.2020)

14. Sazonov A.A. Metody otsenki i analiza ehkonomicheskoj ehffektivnosti innovatsionnoj deyatel'nosti predpriyatiya / A.A. Sazonov, V.V. Kolosova, Yu.A. Vnuchkov // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: Ehkonomika. 2018. № 2. S. 180-187.

15. Samsonov A.V., Vasil'ev I.V. Analiz investitsionnoj privlekatel'nosti predpriyatij neftegazovoj otrasli v Rossii // Moskovskij ehkonomicheskij zhurnal. 2020. № 2. S. 439-450.

16. Statistika. Ministerstvo ehnergetiki [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: https://minenergo.gov.ru/activity/statistic (Data obrascheniya: 20.10.2020)

17. Teoriya q-Tobina i ee primenenie v sovremennoj rossijskoj ehkonomike [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: https://spravochnick.ru/ekonomika/teoriya_q-tobina_i_ee_primenenie_v_sovremennoy_rossiyskoy_ekonomike/ (Data obrascheniya: 20.10.2020)

18. Shvakov E.E. Investitsionnyj potentsial promyshlennogo predpriyatiya, ego otsenka, formirovanie i razvitie / E.E. Shvakov, E.E. Trotskovskij // Finansy i kredit. 2016. № 3. S. 54-64.

19. Federal'nyj zakon "O rynke tsennykh bumag" ot 22.04.1996 N 39-FZ. – Dostup iz sprav. -pravovoj sistemy «Konsul'tant Plyus».

20. Fundamental'nyj analiz [Ehlektronnyj resurs] – Rezhim dostupa: https://smart-lab.ru/ (Data obrascheniya: 21.10.2020)

Comments

No posts found

Write a review
Translate