The modeling of transborder economic processes in Central Asia
Table of contents
Share
Metrics
The modeling of transborder economic processes in Central Asia
Annotation
PII
S020736760010588-5-1
DOI
10.31857/S020736760010588-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
N. Talipova 
Occupation: associate professor of the branch of REU named after Plekhanov
Affiliation: REU named after Plekhanov
Address: Russian Federation, Moscow
Ja. Niyazaliev
Affiliation: Tashkent State University of Oriental Studies
Address: Uzbekistan, Tashkent
Edition
Pages
52-63
Abstract

Using a matrix analysis, the prerequisites and trends of the external economic activity of Central Asian countries, the volumes of their exports and imports are examined. The ranked series of pairwise foreign trade interactions in the system of Central Asian countries made it possible to forecast the development of external economic activity of the countries of the region using the gravitational model of international trade.

Keywords
import, export, foreign trade turnover, matrix analysis, mutual trade, gravity model
Received
03.06.2020
Date of publication
14.08.2020
Number of purchasers
21
Views
555
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2020
1 Начиная с 2017 года, между странами Центральной Азии наблюдается процесс нормализации отношений. Множество нерешенных межгосударственных проблем нашли свое решение. Изменения геополитической ситуации в Центрально-Азиатском регионе эксперты связывают со сменой руководства Узбекистана.
2 Нормализация отношений не только трансформирует конфигурацию в регионе, но также придаст Центральной Азии больший геополитический вес на международной арене.
3 В Узбекистане разработана новая модель развития и Стратегия действий по дальнейшему развитию Узбекистана1. Эта стратегия охватывает пять основных приоритетных направлений совершенствование государственного строительства, судебно-правовой системы, либерализация экономики, ускоренное развитие социальной сферы и осуществление активной внешней политики.
1. Указ Президента Республики Узбекистан «О Стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан» № УП-4947 от 7 февраля 2017 года.
4 Особенно важно отметить развитие отношений с соседними странами. «В качестве примера можно привести такие результаты деятельности, как выход Узбекистана через туркменские порты в Каспийское море, рост на 37% торгового оборота с Казахстаном, открытие автодорожных пунктов пропуска «Околтин» и «Малик» через узбекско-казахстанскую государственную границу, создание предпринимательских сообществ между приграничными районами стран Центральной Азии, а также достижение договоренности по демаркации и делимитации границ»2.
2. Информационный обзор исполнения стратегии действий. Центр «Стратегия развития». 2017. Стр. 77.
5 По оценкам Всемирного банка, в Центральной Азии экономический рост в среднем составит более 3,5%. Средние темпы экономического роста в Казахстане составят около 2-3%, в Кыргызстане 3-3,5%, Таджикистане 5-6%, а в Узбекистане и Туркменистане – около 6%.
6

Укрепление добрососедства, учет взаимных интересов, недопущение конфликтов являются главными приоритетами в отношениях между стр анами Центрально-Азиатского региона. Центральная Азия (Средняя Азия) сегодня − это пять республик: Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан. Страны региона имеют общность исторического развития и культурного разнообразия, языка и религии, светскую форму государственного управления, взаимосвязанные коммуникационные системы. Эти страны обладают большими ресурсами (табл.1).

7

Таблица 1

Ресурсный потенциал стран Центральной Азии

  Нефть (млн т) Газ (млрд куб. м) Золото (т) Уголь (млрд т) Уран (т) Гидроэнергоресурсы (млрд кВт.-ч/год)
Казахстан 4 000 6 800 18,9 35,8 1 690 000 40,2
Кыргызстан 5 6 24 - - 142,5
Таджикистан 2 - - - 460 000 527
Туркменистан 300 23 000 - - - 2
Узбекистан 250 5 900 90 4 185 800 15
Всего по ЦА 4 557 35 706   40 645 800 726,7
Место в мире 11 2 9 8 2 6-8

Источник: Талипова Н.Т. Экономическое сотрудничество Республики Корея и стран Центральной Азии // Москва, журнал «Проблемы теории и практики управления», 2013. №7. Стр. 54-63.

8 В Центральной Азии существует ряд факторов, осложняющих взаимоотношениях стран региона между собой.
9 Отношения между Казахстаном и Узбекистаном часто выдавались как «борьба за лидерство в регионе»3. Взаимоотношения между ними последние четверть века складывались непросто, каждая из названных республик является лидером по тем или иным отдельным параметрам, лишь отчасти пересекающимся. Если Казахстан входит в первую десятку крупнейших по территории государств мира, занимая девятое место, то Узбекистан лидирует в регионе по численности населения − более 32,5 млн человек на начало 2018 г., в мире страна занимает 42 место. По уровню ВВП обе страны намного опережают своих соседей по региону (табл. 2).
3. Рахимов М. Взаимоотношения Узбекистана и Казахстана: основные тенденции. 2016г. >>>>
10 Сложные территориальные отношения стран − лидеров региона сложились еще в период, когда они входили в состав единой страны. Проблемы отсутствия маркировки границ влекли за собой пограничные инциденты (из-за нарушения жителями приграничных районов правил пересечения границ). Сейчас идет процесс делимитации и демаркации границ с соседями − между Узбекистаном и Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном.
11

Таблица 2

Население и территория стран Центральной Азии

Страна Территория, (кв. км) Место в мире по территории Население (чел.) Место в мире по населению
Казахстан 2724902 9 18 608 470 65
Кыргызстан 198500 86 6 399 945 111
Таджикистан 142100 93 9 166 841 94
Туркменистан 451200 53 5 617 512 116
Узбекистан 447400 56 33 720 500 42

Источник: по данным >>> на 2019 г.

12 Долгие годы оставались нерешенные вопросы между Узбекистаном и его соседями Таджикистаном и Киргизией. Основная проблема вода и электроэнергия.
13 Водные ресурсы превратились в источник потенциальных социально-политических, этнонациональных и межгосударственных конфликтов. Это связано с расхождением политики стран, расположенных в верхней и нижней части течения трансграничных рек − Амударьи и Сырдарьи. Таджикистан и Кыргызстан контролируют почти 80% всех запасов поверхностных трансграничных вод в регионе. Желая использовать водные ресурсы в целях выработки энергии и строительство гидроэлектростанций, Таджикистан и Киргизия сильно ущемляли Узбекистан в водных ресурсах. В связи с этим продолжительные конфликтные отношения руководителей стран привели некогда родственные страны к закрытию границ и создание визового режима.
14 С мая 2009 г. Узбекистан начал строить стену на границе с Киргизией для того, чтобы со стороны Киргизии не проникали на территорию Узбекистана не только вооружённые группы, но и контрабандные китайские товары.
15 Охлаждению отношений между Душанбе и Ташкентом способствовало принятое Таджикистаном в 2008 г. решение о строительстве Рогунской ГЭС, что сказалось на экономическом взаимодействии двух стран. Игнорирование диалога по этому вопросу двух стран привело не только к остановке с узбекской стороны поставок электричества и газа, но и ограничило железнодорожный транзит таджикских грузов по территории Узбекистана.
16 Узбекистан на современном этапе определил отношения с соседними странами в качестве приоритетов своей внешней политики. В течении 2017-2019 гг. постепенно были решены многие сложные вопросы с Туркменистаном, Кыргызстаном, Казахстаном и Таджикистаном.
17 За небольшой отрезок времени центральноазиатским странам удалось решить неразрешимые ранее региональные споры и проблемы, в числе которых вопрос государственных границ, водопользования, транспортные и логистические вопросы, энергетика и другие.
18 Для стран региона открылась новая страница в отношениях, во главу которых поставлен всеобъемлющий учёт взаимных интересов, укрепление мира и безопасности, принцип открытости во внешней политике, дальнейшее развитие двухсторонних и многосторонних связей.
19 Страны Центральной Азии сильно зависят от торговли, поскольку одним из наиболее важных факторов экономического развития является успешная внешнеэкономическая деятельность. Из-за трудностей с доступом к мировым рынкам, в том числе отсутствия морских путей, торговля между странами региона может быть особенно важной. Однако тенденции развития торговли стран Центральной Азии (ЦА) в целом и внутрирегиональной торговли недостаточно освещены в литературе.
20 Для анализа взаимной торговли и внешнеторгового потенциала стран Центральной Азии мы решили использовать матричный анализ. Идеальным инструментом для количественного анализа внешнеторговой активности в любых регионах мира является база данных Центра международной торговли (ITC, Trade statistics for international business development). Она позволяет изучать двухстороннюю торговлю (экспорт, импорт) практически между любыми странами мира по всем товарным группам, входящим в товарную номенклатуру внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД, в международно-принятой терминологии – HS codes).
21 В математической форме рассматриваемая матрица в общем виде имеет вид:
22

23

где Vij − внешнеторговый оборот между i и j-й страной (тыс. долл. США).

24 Эта матрица имеет нулевую диагональ, так как страны не могут торговать сами с собой. Теоретически, очевидно, что Vij = Vji (значения попарного внешнеторгового оборота симметричны относительно нулевой диагонали матрицы (1)), но практически имеет место достаточно большая невязка между этими значениями внешнеторгового оборота, так как в торговых отчетах двух торгующих стран часто по-разному учитывается их экспорт и импорт.
25 Для удобства дальнейшего анализа матрицу (1) целесообразно привести к относительному виду. Для этого вычисляется суммарный внешнеторговый оборот в системе n-стран для верхнего и нижнего треугольных фрагментов этой матрицы, и ее элементы (Vij) переводятся в процентные величины от суммарного внешнеторгового оборота в системе n-стран: Vij-=VijV×100% (2) где, например, V=i>jVij суммарный внешнеторговый оборот в системе n-стран для нижнего треугольного фрагмента матрицы (1).
26 На основе матрицы относительных значений попарного внешнеторгового оборота в системе n-стран Vij- строится ранжированный ряд попарных внешнеторговых взаимодействий, который ограничивается снизу приблизительно однопроцентным вкладом пары стран в суммарный внешнеторговый оборот в рассматриваемой системе стран. В общем случае для n-стран общее количество пар (N) равняется: N=N(n-1)2 (3)
27 На основе построенного ранжированного ряда попарных внешнеторговых взаимодействий выделяются трёх- или четырёхмерные ядра стран, на которые приходится максимальный объём взаимной торговли в рассматриваемой системе стран.
28 Предложенную методологию иллюстрируем на примере пяти стран Центральной Азии (n=5). Для этой системы стран нами построены матрицы абсолютных и относительных значений попарного внешнеторгового оборота на уровне 2008 и 2018 гг. (табл. 3, 4). На основе матриц относительных значений попарного внешнеторгового оборота на уровне 2008 и 2018 гг. построены ранжированные ряды попарных внешнеторговых взаимодействий в системе стран Центральной Азии (табл. 3). В нашем случае (n=5), согласно формуле (3), имеем N=10.
29

Таблица 3

Матрица попарного внешнеторгового оборота в системе стран Центральной Азии, 2008-2018 гг. (тыс. долл. США)4 А. Матрица попарного внешнеторгового оборота в системе стран ЦА, 2008 гг. (тыс. долл. США)

Страна Казахстан Киргизстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Объем импорта %
Казахстан 0 607978 277156 437920 1788126 3111180 41,51
Киргизстан 560565 0 30467 6521 392184 989737 13,20
Таджикистан 277156 30467 0 60900 168600 537123 7,17
Туркменистан 437920 6521 60900 0 133300 638641 8,52
Узбекистан 1657300 266200 168600 133300 0 2225400 29,69
Объем экспорта 2932941 911166 537123 638641 2482210 7495560 100%
% 39,13 12,16 7,17 8,52 33,12 100,00%  
4. Статистические материалы [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: >>> >>> >>> >>> >>> .
30 Б. Матрица попарного внешнеторгового оборота в системе стран ЦА, 2018 гг. (тыс. долл. США)
Страна Казахстан Киргизстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Объем импорта %
Казахстан 0 865258 845896 99542 2488087 4298783 39,38
Киргизстан 873002 0 59904 4772 336488 1274166 11,67
Таджикистан 836568 62809 0 47166 281532 1228075 11,25
Туркменистан 99542 4772 47166 0 273029 424509 3,89
Узбекистан 2757419 378107 281376 273029 0 3689931 33,80
Объем экспорта 4566531 1310946 1234342 424509 3379136 10915464 100%
% 41,84 12,01 11,31 3,89 30,96 100,00%
Источник: составлено авторами на основе данных ITC, Trade statistics for international business development (Available at: >>>> )
31 В таблице 3 видно, что процентный объем экспорта Узбекистана и Казахстана в 2008 г. занимал лидирующие позиции среди всех стран Центральной Азии и равнялся 33,12% и 39,13% от торгового оборота ЦА, соответственно. В 2018 году ситуация в основном осталась прежней, если не учитывать снижение объема экспорта Узбекистана до 30,96% от торгового оборота ЦА, в то время как Казахстан увеличил до 41,84%.
32 Таблица 4 Матрица относительных значений (%) попарного внешнеторгового оборота в системе стран ЦА, 2008-2018 гг. Матрица относительных значений (%) попарного внешнеторгового оборота в системе стран ЦА, 2008 г.
Страна Казахстан Киргизстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан
Казахстан 0 8,11 3,70 5,84 23,86
Киргизстан 7,48 0 0,41 0,09 5,23
Таджикистан 3,70 0,41 0 0,81 2,25
Туркменистан 5,84 0,09 0,81 0 1,78
Узбекистан 22,11 3,55 2,25 1,78 0
33 Матрица относительных значений (%) попарного внешнеторгового оборота в системе стран ЦА, 2018 г.
Страна Казахстан Киргизстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан
Казахстан 0 7,93 7,75 0,91 22,79
Киргизстан 8,00 0 0,55 0,04 3,08
Таджикистан 7,66 0,58 0 0,43 2,58
Туркменистан 0,91 0,04 0,43 0 2,50
Узбекистан 25,26 3,46 2,58 2,50 0
34 В таблице 5 мы можем увидеть, что концентрация взаимной торговли между Узбекистаном и Казахстаном существенно не изменилась за период между 2008 и 2018 годами. В то же время, анализ ранжированных рядов попарных внешнеторговых взаимодействий выявил некие структурные изменения. Так, к примеру, внешнеторговый оборот между Туркменистаном и Таджикистаном за 10 лет сократился вдвое, или же внешнеэкономические акценты Казахстана сместились с Туркменистана в сторону Таджикистана.
35

Таблица 5

Ранжированные ряды попарных внешнеторговых взаимодействий в системе стран ЦА, 2008-2018 гг.

Ранжированные ряды попарных внешнеторговых взаимодействий в системе стран ЦА, 2008 г.
Верхний треугольник матрицы взаимной торговли для стран ЦА Нижний треугольник матрицы взаимной торговли для стран ЦА
NN Пара стран % NN Пара стран %
  Узбекистан - Казахстан 22,11   Казахстан – Узбекистан 23,86
  Казахстан - Кыргызстан 8,11   Кыргызстан - Казахстан 7,48
  Казахстан - Туркменистан 5,84   Туркменистан - Казахстан 5,84
  Казахстан - Таджикистан 3,70   Кыргызстан - Узбекистан 5,23
  Узбекистан - Кыргызстан 3,55   Таджикистан - Казахстан 3,70
  Узбекистан - Таджикистан 2,25   Таджикистан - Узбекистан 2,25
  Узбекистан - Туркменистан 1,78   Туркменистан - Узбекистан 1,78
  Туркменистан - Таджикистан 0,81   Таджикистан - Туркменистан 0,81
  Кыргызстан - Таджикистан 0,41   Таджикистан - Кыргызстан 0,41
  Кыргызстан - Туркменистан 0,09   Туркменистан - Кыргызстан 0,09
Ранжированные ряды попарных внешнеторговых взаимодействий в системе стран ЦА, 2018 г.
Верхний треугольник матрицы взаимной торговли для стран ЦА Нижний треугольник матрицы взаимной торговли для стран ЦА
NN Пара стран % NN Пара стран %
  Узбекистан - Казахстан 25,26   Казахстан – Узбекистан 22,79
  Казахстан - Кыргызстан 7,93   Кыргызстан - Казахстан 8,00
  Казахстан - Таджикистан 7,75   Таджикистан - Казахстан 7,66
  Узбекистан - Кыргызстан 3,46   Кыргызстан - Узбекистан 3,08
  Узбекистан - Таджикистан 2,58   Таджикистан - Узбекистан 2,58
  Узбекистан - Туркменистан 2,50   Туркменистан - Узбекистан 2,50
  Казахстан - Туркменистан 0,91   Туркменистан - Казахстан 0,91
  Кыргызстан - Таджикистан 0,55   Таджикистан - Кыргызстан 0,58
  Туркменистан - Таджикистан 0,43   Таджикистан – Туркменистан 0,43
  Кыргызстан - Туркменистан 0,04   Туркменистан – Кыргызстан 0,04
36 Внешнеторговая деятельность является результатом межгосударственной, межрегиональной и внутрирегиональной кооперации, что приводит к повышению эффективности региональной экономики. Поэтому всегда актуально прогнозирование и определение эффективности интеграционного процесса как с научной, так и с практической точки зрения.
37 Для прогнозирования товарооборота между странами ЦА воспользуемся гравитационной моделью Я. Тинбергена5, которая выглядит следующим образом: Vij=A*Yiб1*Yjб2Dб3ij*e ,(4)
5. Tinbergen. Shaping The World Economy// The International Executive. Volume 5. Issue 1. 1963.
38 где, Vij – торговый поток; Yiб1 – ВВП i-ой страны; Yjб2 − ВВП j-ой страны; Dб3ij – расстояние между столицами стран; e – нормальное распределение ошибки; А – свободный член уравнения; а1, а2, а3 − коэффициенты эластичности товарооборота от регрессоров.
39 Обычно данная модель представляется либо в степенной, либо в логарифмической форме. Следовательно, гравитационная модель принимает простейшую мультипликативную форму выражения следующего вида:
40 Vij=б0*Yiб1*Yjб2*(Dij)б3+e (5)
41 Главной идеей модели является наличие прямой пропорциональности ВВП экспортирующей страны как индикатор производственных возможностей и ВВП импортирующей страны как индикатор ёмкости рынка. В то же время, данная зависимость обратно пропорциональна расстоянию между двумя странами, объясняемая издержками на транспортировку товаров.
42 Информационно-эмпирическую базу исследования составляет статистический материал за 2008-2018 годы, опубликованный на официальном сайте Центра международной торговли (ITC, Trade statistics for international business development), база данных Всемирного банка.
43 Нами построены модели товарооборотов между странами Центральной Азии. Для упрощения гравитационной модели в качестве показателя размера экономики использованы реальные объёмы ВВП (в долларах США), а в качестве расстояния между странами – расстояние между столицами, при этом учитывается не фактическая протяженность железнодорожных или автомобильных дорог, а некоторое абстрактное расстояние. При этом выдвигается гипотеза, что товарооборот положительно зависит от ВВП торгующих между собой стран, т.е. коэффициент к ВВП, полученный в результате проведения регрессионного анализа, должен быть положительным и отрицательно зависит от расстояния между странами, влияющего на потенциальные транспортные издержки.
44 В результате расчетов получены уравнения гравитационной модели Я. Тинбергена, характеризующие динамику внешнеторгового оборота между странами ЦА за 2008-2018 годы.
45 Гравитационная модель товарооборота Казахстана со странами ЦА: Vij=1108515884*Yi0,41*Yj0,112*(Dij)-2,829+e R2 = 0,693
46 Гравитационная модель товарооборота Киргизстана со странами ЦА: Vij=8635790,41*Yi1,223*Yj-1,029*(Dij)-2,305+e R2 = 0,797
47 Гравитационная модель товарооборота Таджикистана со странами ЦА: Vij=0,00174*Yi0,586*Yj-0,232*(Dij)1,01+e R2 = 0,65
48 Гравитационная модель товарооборота Туркменистана со странами ЦА: Vij=49023221773*Yi1,127*Yj-0,745*(Dij)-3,43+e R2 = 0,857
49 Гравитационная модель товарооборота Узбекистана со странами ЦА: Vij=34,6*Yi1,064*Yj-0,405*(Dij)-0,679+e R2 = 0,873
50 Стоит отметить, что модели имеют умеренную точность, так как коэффициенты детерминации варьируются от 0,693 до 0,873, что в свою очередь, свидетельствует о достаточно сильной регрессионой зависимости зависимой от переменных.
51 Для оценки параметров уравнений множественной регрессии применяются различные эконометрические методы. В частности, в данной работе были проведены проверки на присутствие мультиколлениарности, на статистическую значимость коэффициентов, на присутствие автокорреляции остатков по статистике Дарбина-Уотсона и на явление гетероскедатичности.
52 В качестве примера проведем оценку параметров уравнения гравитационной модели товарооборота Республики Узбекистан со странами ЦА. Согласно регрессионному анализу уравнения, принятие нулевой гипотезы по константе У и переменной Х2 равняется более 25%, что выходит за рамки допустимости (допустимо до 5%). Следовательно, константа У и переменная Х2 в данном случае статистически не значимы.
53 Далее по статистике Дарбина-Уотсона выявим явление автокорреляции остатков. Значение статистики Дарбина-Уотсона в исследуемом уравнении равняется 1,77, что характеризует отсутствие автокорреляции. Следующим этапом оценки уравнения регрессии является выявление наличия гетероскедатичности, используя тест Вайта. Явление гетероскедатичности мы отвергаем, так как при 5% уровне значимости Fфакт.
54

Выявленные модели позволяют сопоставить фактические и прогнозные данные товарооборота стран ЦА, а также выявить теоретически, какие должны быть объемы торговли в 2020 году в системе стран Центральной Азии (рисунок 1). Для прогноза объёма товарооборота каждой страны на 2020 год мы воспользовались прогнозными данными темпов роста ВВП стран Центральной Азии Азиатского банка развития6 [3].

6. Статистические материалы [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: >>>
55 Как видно на рисунке, апробация гравитационной модели при прогнозировании товарооборота между странами ЦА за период 2008-2018 гг. показывает слабую близость прогнозного и фактического уровней, поэтому прогнозные данные на 2020 год являются сугубо теоретическими. Некоторые расхождения прогнозных значений с реальными объясняются отсутствие ряда других факторов (членство в ВТО, различные формы преференциальных торговых соглашений и др.), оказывающих влияние на модель. Несмотря на некоторые отклонения, гравитационные модели позволяют получить новую информацию о взимодействии стран Центральной Азии, прежде всего о том, что, несмотря на предполагаемую схожесть экономик, культур и языка, закономерности товарооборота отличаются друг от друга.
56

Рис. 1. Сопоставления фактических и прогнозных данных товарооборота в системе стран Центральной Азии

57 Проведенный анализ точности гравитационной модели позволяет сделать следующее заключение:
58
  • в абсолютном смысле за весь изучаемый период 2008–2018 гг. наиболее точна гравитационная модель для экспорта и импорта Туркменистана и Узбекистана (медианный R2 ≥ 0,857 и 0,873 соответственно) и для них точность составляет около ±75%;
  • в целом наименее точна модель для Таджикистана. Стоит отметить, что в ходе исследования произошел сдвиг от “гравитационного” к “антигравитационному” закону – объём товарооборота Таджикистана положительно зависел от удаленности стран-контрагентов.
  • модели для Кыргызстана и Казахстана занимают промежуточное положение по точности (медианный R2 ≥ 0,797 и 0,693 соответственно) или погрешность ГМ товарооборота данных стран изменяется по схеме рост – снижение – рост.
59 Данная ситуация указывает на то, что разброс значений логарифмов торговли с их контрагентами очень высок для каждой страны, и модели хорошо воспроизводят его в относительном смысле, т.е. изменение оценочных значений логарифма внешнеэкономической деятельности тоже довольно высока. Это свидетельствует о том, что построенные модели весьма ценны в познавательном смысле. Вместе с тем некоторую практическую полезность имеют, по-видимому, лишь модели для товарооборота стран с высокой степенью R2.
60 По смыслу гравитационной модели с ростом ВВП страны-контрагента потоки товарооборота должны возрастать, а с ростом удаленности страны-контрагента – снижаться7. Следовательно, в перспективе рост товарооборота между странами Центральной Азии возможен с учетом роста ВВП стран-контрагентов, что доказывается положительными показателями степени (эластичности) переменной Yi.
7. Шайтанова Н.А. Гравитационные модели и возможность их применения при прогнозировании внешней торговли Российской Федерации и Республики Беларусь / Н.А. Шайтанова, В.Я. Асанович // Информационные технологии управления в экономике. 2006; Мат. респ. науч.-практ. конф., г. Брест, 25-26 апреля 2006 г. / БрГУ им. А.С. Пушкина; под общ. ред. С.А. Тузика // Брест: Изд-во БрГУ, 2006. 96 с.
61 Еще одна альтернатива заключается в формальной оценке модели по объединенным данным с дополнительными предположениями о постоянстве коэффициентов; такой подход позволил бы улучшить соотношение между числом наблюдений и числом параметров модели, но, принимая в расчет неоднородность гравитационных закономерностей для отдельных стран, полученные оценки коэффициентов было бы очень сложно интерпретировать. Полагаем, что, опираясь на результаты гравитационной модели, в последующее годы у стран Центральной Азии есть значительный потенциал для увеличения взаимных товаропотоков и дальнейшей интеграции в мировую торговлю.

References

1. Ukaz Prezidenta Respubliki Uzbekistan «O Strategii dejstvij po dal'nejshemu razvitiyu Respubliki Uzbekistan» № UP-4947 ot 7 fevralya 2017 goda.

2. Informatsionnyj obzor ispolneniya strategii dejstvij. Tsentr «Strategiya razvitiya». 2017. Str. 77.

3. Rakhimov M. Vzaimootnosheniya Uzbekistana i Kazakhstana: osnovnye tendentsii. 2016g. https://caa-network.org/archives/6994

4. Talipova N.T. Ehkonomicheskoe sotrudnichestvo Respubliki Koreya i stran Tsentral'noj Azii. Zhurnal «Problemy teorii i praktiki upravleniya». Moskva. 2013. № 7. Str. 54-63.

5. Shajtanova N.A. Gravitatsionnye modeli i vozmozhnost' ikh primeneniya pri prognozirovanii vneshnej torgovli Rossijskoj Federatsii i Respubliki Belarus' / N.A. Shajtanova, V.Ya. Asanovich // Informatsionnye tekhnologii upravleniya v ehkonomike. 2006: mat. resp. nauch.-prakt. konf., g. Brest, 25 –26 aprelya 2006 g. / BrGU im. A.S. Pushkina; pod obsch. red. S.A. Tuzika // Brest: Izd-vo BrGU, 2006. 96 s.

6. Statisticheskie materialy [Ehlektron. resurs]. – Rezhim dostupa: https://stat.uz/uz/; https://stat.gov.kz; https://stat.kg; https://stat.tj; https://stat.gov.tm.

7. Statisticheskie materialy [Ehlektron. resurs]. – Rezhim dostupa: https://www.adb.org/countries/uzbekistan/economy

8. Raschety po statisticheskim pokazateli stran SNG. www. cisstat.com

9. Tinbergen. Shaping the World Economy // The International Executive Volume 5. Issue 1. 1963.

Comments

No posts found

Write a review
Translate