The development of sharing economy as a trend in the transformation of economic relationships in the social area
Table of contents
Share
Metrics
The development of sharing economy as a trend in the transformation of economic relationships in the social area
Annotation
PII
S020736760009154-8-1
DOI
10.31857/S020736760009154-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
E. Popov 
Affiliation: Institute of Economics Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation
A. Veretennikova
Affiliation:
Institute of Economics of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
Ural Federal University named after the First President of Russia B.N Yeltsin
Address: Russian Federation
A. Safronova
Affiliation: Institute of Economics of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation
Edition
Pages
25-37
Abstract

The article presents the main features of the sharing economy and some practical experience of its development as a tool for the stimulation of social and innovative activities. The global trends in the sharing economy, which is now being implemented in Russia, are determined. The functions of socio-innovative activity provided by the sharing economy are systematized.  The influence of sharing economy elements on social-innovative activity through the digitalization of economic processes is shown.

Keywords
shared economy, joint consumption, social innovation, transformation of trends
Received
08.04.2020
Date of publication
06.05.2020
Number of characters
23030
Number of purchasers
1
Views
43
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
640 RUB / 14.0 SU
All issues for 2020
1200 RUB / 24.0 SU
1 Трансформация социально-экономических процессов, вызванная глобальными трендами цифровизации, способствует изменениям в процессе воспроизводства благ в целом. Интерес в исследованию долевой экономики как новой модели построения экономических отношений сформировался относительно недавно. Удовлетворение потребностей общества в ресурсах на основе обеспечения доступа, а не права собственности, способствует снижению трансакционных издержек, обусловленных специфичностью активов. Подобное альтернативное использование специфических активов создает новый механизм использования благ, позволяющий, с одной стороны, снижать затраты на владение и пользованием ресурсами, с другой – повышать эффективность существующих ресурсов.
2 При анализе и моделировании социального развития и общественного сектора долевая экономика может рассматриваться как альтернативная модель создания общественных благ [18]. Ядром данной модели выступает совместное использование ресурсов, которое может выступать как способ более рационального использования активов, а также быть ориентированным на создание нового продукта или услуги. Совместное потребление формирует новые условия развития социальных инноваций, что создает дополнительные возможности и перспективы для взаимодействия между членами общества. Трансформация организаций государственного сектора, вызванная процессами цифровизации и вынуждающая заменять иерархии рынками для эффективного распределения ограниченных государственных ресурсов [25], сформировала условия для поиска более эффективного способа воспроизводства благ. В данных условиях растет интерес к концепции экономики совместного пользования как источнику решений задач общественного сектора.
3 Сущность понятия «долевая экономика». Принцип совместного ведения хозяйственной деятельности, лежащий в основе долевой экономики, для российской экономики является довольно привычным. Однако появление первых исследований, направленных на теоретические осмысление организации данного вида деятельности, датируются 2010 годом и связаны с работой Р. Ботсмана и Р. Роджерса, соавторами книги «What’s Mine Is Yours: The Rise of Collaborative Consumption». В связи с наличием как плюсов, так и минусов модели экономических отношений, реализуемых в рассматриваемой концепции, прежде всего, необходимо определить четкое понимание обозначенного термина.
4 Ю. Логунова, ссылаясь на работу «The Sharing Economy: Why People Participate in Collaborative Consumption», пишет о том, что долевая экономика – это процесс приобретения, предоставления или совместного пользования экономическими услугами и благами, основанный на равенстве участников [5]. Г. Орлова и А. Зеленюк определяют долевую экономику как процесс использования товаров, бывших в употреблении и передающихся от одного человека другому [8]. Л. Иштирякова разделяет понятия «долевая экономика» и «экономика совместного потребления», говоря, что долевая экономика основана на совместном использовании недоиспользованных активов, а экономика совместного потребления основана на предоставление доступа к собственности посредством аренды, обмена и разделения активов [4]. В. Молчанова определяет долевую экономику как оказание или использование услуг между людьми по предоставлению доступа к активу без обращения к легальным производителям и продавцам [7].
5 К. Френкен и Дж. Шор рассматривают долевую экономику как процесс, в котором деньги являются частью соглашения (разделение доходов) и сама она подразумевает обмен недоиспользуемыми активами. Авторы также отмечают, что цифровые платформы стремятся обойти саму экономику совместного потребления из-за позитивной символической ценности, обуславливая это тем, что потребители обеспечивают товары избыточной производительностью [15].
6 Ю. Хаукап говорит о долевой экономике как о краткосрочном и обширном обмене ресурсами от краудфандинга до Uber или BlaBlaCar, подтверждая, что катализатором ее развития как экономического феномена выступили процессы цифровизации [17]. В. Сазерленд и М.Х. Джаррахи говорят о том, что есть несколько подходов к изучению долевой экономики: 1) как к технологии; 2) как к платформе и 3) как бизнес-модели, а также определяют ее «в широком смысле как новые контексты для использования технологии и для социальных отношений через цифровые каналы» [22].
7 Т. Ставцева рассматривает долевую экономику как трансформацию экономических отношений, привлечение потенциала неиспользуемых (недоиспользуемых) активов на основе доступа [10]. С. Барнас и Дж. Мэттсон определяют данный феномен как доступ к потреблению товаров и услуг, которые могут быть реализованы как онлайн, так и оффлайн [12].
8 Анализ трактовок долевой экономики позволяет выявить ее ключевые составляющие:
  • совместное воспроизводство блага или реализация одной из функций данного процесса;
  • использование цифровых платформ и других ресурсов как среды организации взаимодействия экономических агентов;
  • повышение эффективности использования активов как результат реализации данной модели;
  • равенство участников при воспроизводстве блага.
9 Следует отметить, что реализация данных особенностей и распространение концепции долевой экономики как альтернативного способа решения общественных проблем способствует трансформации системы соответствующих институтов. Выстраивание эффективных институтов взаимодействия гражданского общества, государства и бизнеса в данных условиях позволит найти новые модели эффективного функционирования. В рамках данного исследования мы выявляем потенциал долевой экономики для развития социальной сферы и стимулирования социально-инновационной деятельности.
10 Примеры реализации проектов долевой экономики. Социально-инновационная деятельность характеризуется ее степенью эффективности для общества и может реализоваться через долевую экономику. Это обусловлено тем, что, в первую очередь, социальные инновации направлены на решение общественной проблемы, а долевая экономика базируется на принципе совместного потреблении ресурсов, заложенном также и в общественном благе.
11 В российской экономике опыт развития проектов долевой экономики начал формироваться в последние 5-6 лет и был вызван стремительной цифровизацией экономических процессов. Однако существующие институциональные барьеры, а также неформальные нормы и правила, заложенные в российской ментальности, создают препятствия эффективной реализации данных проектов. Как результат, проекты долевой экономики вынуждены адаптироваться под российские правила, нормы и устои. В табл. 1 представлен перечень проектов, соответствующих данной модели.
12 Таблица 1
13 Примеры реализации проектов долевой экономики в России
14
№ п/п Компания/ организация Платформа долевой экономики
1 Делимобиль1 Коммерческая платформа, реализующаяся для аренды поминутно автомобиля
2 Велогород2 Коммерческая платформа, реализующаяся для аренды велосипеда по времени
3 Darenta3 Коммерческая платформа, реализующаяся для аренды или одолжения поминутно автомобиля
4 Займиго4 Коммерческая платформа, нацеленная на получение прибыли для физических лиц во взаимодействии между собой
5 StartTrack5 Коммерческая платформа, нацеленная на получение прибыли для физических лиц во взаимодействии между собой
6 Kroogi6 Коммерческая платформа, нацеленная на получение прибыли для физических лиц во взаимодействии между собой
7 Лонбери7 Коммерческая платформа, нацеленная на получение прибыли для физических лиц во взаимодействии между собой
8 Википедия8 Некоммерческая платформа, реализующаяся для общественного блага и участники обмениваются неосязаемыми услугами
9 OpenStreetMap9 Некоммерческая платформа, реализующаяся для общественного блага
10 Дарудар10 Некоммерческая платформа, реализующаяся для общественного блага и улучшения жизни отдельного человека
11 Поиск пропавших животных ˗ совместный проект Яндекса и Purina11 Некоммерческая платформа, реализующаяся для поиска пропавших животных
12 Лапки12 Некоммерческая платформа, реализующаяся для поиска пропавших животных
13 Благотворительный магазин «Спасибо!»13 Коммерческая платформа, реализующаяся для улучшения жизни отдельного человека и общественного блага
14 Стройшеринг14 Некоммерческая платформа, реализующаяся для общественного блага и решения экологических проблем
15 Uber Коммерческая платформа, реализующаяся для дополнительного заработка в качестве водителя такси без трудоустройства
16 Мирспасибо15 Некоммерческая платформа, реализующаяся для оказания или получения помощи (услуг)
17 YouDo16 Коммерческая платформа, реализующаяся для оказания и получения услуг
18 Referr.ru17 Коммерческая платформа, реализующаяся для оказания рекламных услуг с привлечением фрилансеров
19 Crowdtesting.ru18 Коммерческая платформа, реализующаяся для тестирования ПО с привлечением фрилансеров
20 Planeta.ru19 Коммерческая платформа, нацеленная на получение прибыли для физических лиц во взаимодействии между собой
21 HeadHunter Коммерческая платформа, реализующаяся для поиска и предоставления работы
22 Фудшеринг20 Некоммерческая платформа, реализующаяся для общественного блага и решения экологических проблем
23 Кавардак21 Коммерческий проект, реализующийся для организации рабочего пространства удаленных сотрудников
24 Складовка.ру22 Коммерческий проект, реализующийся для оказания складских услуг индивидуального хранения
1. - >>>>

2. - >>>>

3. - >>>>

4. - >>>>

5. - >>>>

6. - >>>>

7. - >>>>

8. - >>>>

9. - >>>>

10. - >>>>

11. - >>>>

12. - >>>>

13. - >>>>

14. - >>>>

15. - >>>>

16. - >>>>

17. - >>>>

18. - >>>>

19. - >>>>

20. - >>>>

21. - >>>>

22. - >>>>
15 Представленные проекты носят как коммерческий, так и некоммерческий характер и направлены на решение частных и общественных задач. Особо следует выделить проекты, ориентированные на решение острых социальных проблем, в частности развитие социальных гостиниц и прачечных для людей без определенного места жительства, проект «кнопка жизни»23 (помощь пожилым людям в экстренных ситуациях), база доноров и т.д.
23. - >>>>
16 При анализе перспектив развития долевой экономики в России важно отметить роль цифровых технологии в активизации распространения данной модели выстраивания экономических отношений. Например, коворкинг как гибкая организация рабочего пространства используется уже во многих регионах страны. Согласно данным Ю.Мелиховой и О. Шатаевой первый на территории РФ коворкинг был отрыт в 2008 году в Екатеринбурге [6]. На сегодняшний день в Екатеринбурге насчитывают около 23 коворкинг-центров. Также становится популярным среди молодежи «коливинги» как гибкая организация молодых одиноких людей, не связанных между собой. На данный момент в России есть один полноценный «коливинг» в Санкт-Петербурге - арт-резиденция Triglinki, созданная в 2015 году. Ещё одна западная тенденция – «само-хранение» (self-storage) как сдача в аренду небольших складов, боксов, ячеек внутри большого склада. Этот вид совместного потребления широко развит не только в Москве, но и в других крупных городах страны. Например, в Екатеринбурге насчитывается 8 подобных организаций.
17 Проведенный анализ представленных проектов подтверждает потенциал долевой экономики при создании социальных инноваций и решении социальных проблем. При этом новый тип экономических отношений способствует трансформации и институтов социально-инновационной деятельности, что стимулирует институциональные изменения в данной сфере.
18 При более детальном раскрытии концепции долевой экономики рассмотрим экономико-социальное, экономико-культурное и когнитивное направления. Экономико-социальное направление формирования долевой экономики включает в себя совместное потребление, предоставление доступа, создание и обмен активов. Экономико-культурное направление формирования долевой экономики определяется влиянием на общество в целом и в отдельности на члена общества, а также уровнем популярности той или иной платформы долевой экономики. Когнитивное направление формирования долевой экономики рассматривает совместное обучение или обмен знаниями как инструмент смены системы взглядов и формирования мотивации к решению той или иной социальной проблемы. В совокупности это подводит к модели, в которой есть помимо экономических агентов – покупатель, поставщик и компания, сфера реализации, взаимоотношения между поставщиками (рис. 1)
19

20 Рис. 1. Модель долевой экономики [9]
21 В данном контексте когнитивным направлением будет взаимодействие между поставщиками или компаниями. Экономико-культурным направлением - взаимодействие между поставщиком и покупателем, а экономико-социальным являются онлайн-трансакции от покупателей до интернет-платформы и от поставщика/компании до интернет-платформы.
22 Процедура исследования. Для систематизации инструментов долевой экономики, обеспечивающих функции социальных инноваций в условиях формирования цифровой экономики была использована следующая процедура. На первом этапе в рамках сравнительного анализа рыночной и долевой экономики были выявлены и раскрыты особенности последней. На втором этапе определены функции социальных инноваций как сферы деятельности. Последним этапом стало определение влияния элементов долевой экономики на реализацию функций социальных инноваций.
23 Информационной базой исследования выступили российские и зарубежные исследования по данной тематике, представленные в индексах научного цитирования WoS, Scopus, Elibrary. Метод исследования – системный анализ существующих элементов долевой экономики, влияющих на направление развития социальных инноваций.
24 Полученные результаты. Важно отметить, что модель долевой экономики схожа с привычной всем рыночной экономикой, где также есть покупатель, поставщик и трансакционные отношения. В связи с этим был проведен компаративный анализ, позволяющий раскрыть отличительные особенности и включающий такие критерии сравнения, как экономические агенты рассматриваемых экономических отношений и их роль, экономические интересы; используемые трансакции и трансакционные издержки; механизмы взаимодействия и принуждения; субъект, обеспечивающий исполнение; механизмы ценообразования, формирование спроса и предложения (табл. 2).
25 Таблица 2
26 Сравнительный анализ форм экономических отношений
27

28 Таблица 2 демонстрирует ряд схожих показателей долевой и рыночной экономики. Несмотря на то, что долевая экономика является относительно новым явлением для изучения, уже есть объемные исследования, в которых она рассматривается в основном как процесс, где определяется открытостью и обменом не только информации, но и товаров и услуг. Рыночная экономика характеризуется обменом товаров в системе свободных цен, где решения в сфере инвестиций и распределения средств производства регулируются через рынки [3].
29 Таким образом, на основе проведенного анализа можно говорить о таких характеристиках долевой экономики, как мгновенные сделки (онлайн-покупки), минимальные трансакционные издержки, динамическое ценообразование и максимальная вовлеченностью граждан.
30 Потенциал развития социально-инновационной деятельности в рамках модели долевой экономики будет обоснован посредством более подробного рассмотрения функций социальных инноваций и инструментов долевой экономики, позволяющих реализовать данные функции. А.Флешлер выделяет воспроизводственную, стимулирующую и инвестиционную функции социальных инноваций [11].
31 Под воспроизводственной функцией понимается способность социальных инноваций устранять пробелы общественного сектора в вопросе ликвидации недостатка общественных благ. Под стимулирующей функцией следует понимать способность социальной инновации формировать мотивы и стимулы для всех категорий граждан к инициативе в решении социальных проблем. Под инвестиционной функцией понимается способность социальной инновации направлять полученную прибыль на создание и реализацию новой социальной инновации.
32 Помимо данных функций следует рассматривать маркетинговую и регулирующую функции социальных инноваций. Регулирующая функция будет рассматриваться как способность социальной инновации изменять устои, традиции общества и формировать новые экономические институты; маркетинговая – как способ продвижения и анализа производимого продукта, товара, услуги посредством реализации того или иного социально-инновационного проекта.
33 С целью обоснования возможности развития социальной сферы посредством реализации проектов долевой экономики был выявлен набор инструментов долевой экономики, позволяющий реализовать перечисленные функции.
34 Долевая экономика способствует получению прибыли от реализации социальных инноваций, созданию среды для обмена информацией, идей, мотивации новаторов и социальных предпринимателей вкладывать финансы в новые идеи, проекты, а также создавать новые нормы и традиции в обществе и видоизменять существующие для формирования новых экономических институтов. Более наглядно это представлено в табл. 3 на основе использования инструментов цифровой экономики.
35 Таблица 3
36 Взаимосвязь характеристик долевой экономики и функций социальных инноваций
37

38 Согласно таблице 3, долевая экономика может выполнять большую часть функций социальных инноваций с помощью цифровых технологий. Это обусловлено элементами долевой экономики, которые могут быть как механизмами, так и технологиями хозяйствования. При этом все описанные в таблице элементы способствуют реализации регулирующей функции, так как создают новые нормы в обществе, тем самым меняя существующие экономические институты.
39 Используемые механизмы и технологии хозяйствования были взяты для анализа на основе их определения. Краудворкинг – это интернет-платформа рынка труда [21]. Краудсорсинг – концепция аутсорсинга задач и представлений проблем обширной группе людей в рамках открытого вызова [20]. Совместное потребление – потребление товаров и услуг для минимизации сетевых ресурсов [13]. Блокчейн – технология защиты и проверки информации на подделывание [19]. Краудфандинг – коллективное финансирование группы людей на интернет-платформе [2]. Краудлендинг – онлайн-кредитование с использование системы пиринговых сетей [24]. Краудинвестинг – форма финансирования предпринимателей с помощью привлечения капитала от группы микроинвесторов на интернет-платформе в стартапы [14]. Краудмаркетинг – технология продвижения с помощью привлечения группы людей или интернет-сообществ в качестве партнеров для повышения продаж [1]. Краудтестинг – форма привлечения большого круга лиц на интернет-платформах для тестирования программного обеспечения [23].
40 Гипотеза о том, что долевая экономика обеспечивает механизмы развития социально-инновационной деятельности при помощи предоставления цифровых площадок, может быть подтверждена также демонстрацией практического опыта долевой экономики в удовлетворении потребностей общества в рамках элементов цифрового общества (табл. 4).
41 Таблица 4 Сопоставление элементов и примеров долевой экономики, основанных на применении цифровых технологий
42

43 Как видно из таблицы 4, децентрализация социальных инноваций в условиях долевой экономики формируется эффективно посредством цифровизации и полного взаимодействия индивидов друг с другом. Это способствует решению социальных проблем, удовлетворению потребностей общества и развитию инфраструктуры регионов как отдельно взятых территорий. В совокупности получаем социально-экономическое развитие региона, повышающее конкурентоспособность государства. Важно отметить, что в данной таблице не были учтены такие элементы долевой экономики как формирование криптовалют и блокчейн в связи с отсутствием человеческого фактора при принятии решений. На основании проведенного исследования с целью сравнительного анализа форм экономических отношений в рыночной и долевой экономики в социальной сфере, были получены следующие теоретические и практические результаты. Во-первых, на основе анализа подходов к определению долевой экономики выявлены составляющие долевой экономики, включающие совместное воспроизводство блага, использование цифровых платформ и других ресурсов как среды организации взаимодействия экономических агентов, повышение эффективности использования активов как результат реализации данной модели, равенство участников при воспроизводстве блага.
44 Во-вторых, произведен сравнительный анализ долевой и рыночной экономики. На основе полученных результатов раскрыта реализация экономико-социального, экономико-культурного и когнитивного направления в модели долевой экономики.
45 В-третьих, в ходе анализа функций социальных инноваций и сопоставления характеристик долевой экономики показан потенциал долевой экономики при решении задач социальной сферы. Кроме того, сопоставлены элементы и примеры долевой экономики, основанные на применении цифровых технологий.
46 Теоретическая значимость результатов заключается в формировании трансформируемого инструментария реализации социальных инноваций. Практическая значимость результатов проведенного исследования состоит в возможности их применения при определении направлений развития институциональной среды социально-инновационной деятельности.

References

1. Agafonova M.S., Poryadina V.L., Brezhneva Z.O. Kraud-marketing: reshenie problem s prodvizheniem malogo biznesa // Sovremennye nauchnye issledovaniya v sfere ehkonomiki. 2018. S. 153-161.

2. Gordeev M.N. Faktory, opredelyayuschie sklonnost' rossiyan k uchastiyu v kraudfandinge // Informatsionnoe obschestvo. 2019. № 1-2. S. 6-15.

3. Ivanov V.M. Rynochnaya ehkonomika. Modeli rynochnoj ehkonomiki // Nauchnyj vestnik Tekhnologicheskogo instituta - filiala FGBOU VPO Ul'yanovskaya GSKhA im. P.A. Stolypina. 2015. № 14. S. 66-71.

4. Ishtiryakova L.Kh. Ehkonomika sovmestnogo potrebleniya: ponyatie // Nauchnye trudy tsentra perspektivnykh ehkonomicheskikh issledovanij. 2017. № 13. S. 45-49.

5. Logunova Yu.A. Ot ehkonomiki nastoyaschego k buduschemu: sovremennye realii i vozmozhnye puti razvitiya // Sbornik statej VIII Mezhdunarodnogo nauchno-prakticheskogo konkursa: v 2 chastyakh. Penza: Izdatel'stvo "Nauka i Prosveschenie" (IP Gulyaev G.Yu.), 2017. S. 144-147.

6. Melikhova Yu.M., Shataeva O.V. Perspektivy razvitiya kovorking-tsentrov v Rossii i za rubezhom // Uchenye zapiski Rossijskogo gosudarstvennogo sotsial'nogo universiteta. 2013. № 5 (120). S. 166-170.

7. Molchanova V.A. Dolevaya ehkonomika na regional'nykh rynkakh turizma: v chem sekret uspekha kompanij Airbnb i Uber? // Regional'naya ehkonomika: teoriya i praktika. 2018. № 2. S. 449 - 455.

8. Orlova G.A., Zelenyuk A.N. Razvitie "dolevoj" ehkonomiki //Rossijskij vneshneehkonomicheskij Vestnik. 2016. №8. S. 3-12.

9. Popov E.V., Gertsegova K., Semyachkov K.A. Innovatsii v institutsional'nom modeli dolevoj ehkonomiki // Journal of Institutional Studies. 2018. Tom 10. № 2. S. 26-43.

10. Stavtseva T.I. Fenomen sovmestnogo potrebleniya v tsifrovoj ehkonomike // Arrigievskie chteniya po teme: "formirovanie novoj paradigmy ehkonomicheskogo myshleniya XXI veka". Sbornik trudov konferentsii. 2018. S. 273-278.

11. Fleshler A.A. O ponyatii i suschnosti innovatsij: istoricheskij rakurs // Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014/ №1. C. 110-117.

12. Barnes S.J., Mattsson J. Understanding current and future issues in collaborative consumption: A four-stage Delphi study // Technological Forecasting and Social Changes. 2016. Vol. 104. Pr. 200–211.

13. Bhagat A., Chaudhari R., & Dongre K. Content-based File Sharing in Peer-to-peer Networks Using Threshold // Procedia Computer Science. 2016. Vol. 79. Pr. 53–60.

14. Borello G., De Crescenzo V., & Pichler F. Factors for Success in European Crowdinvesting // Journal of Economics and Business. 2019. Vol.106. Nov.-Dec. No. 105845.

15. Frenken K., Schor J. Putting the sharing economy into perspective // Environmental Innovation and Societal Transitions. 2017. Vol. 23. Pr. 3-10.

16. Haase M., Pick D. Teilen, Sharing 1 und Sharing 2: die Sharing Economy im Lichttheoretischer Zugänge // Vierteljahrsheftezur Wirtschaftsforschung. 2016. Vol. 85. Iss. 2, Pr. 13-33.

17. Haucap J. Ökonomie des Teilens – nachhaltig und innovativ? Die Chancen der Sharing Economy und ihremöglichenRisiken und Nebenwirkungen // Wirtschaftsdienst. 2015. Vol. 95. Pr. 91–95.

18. Hofmann S., Sæbø O., Braccini A.M., Za S. The public sector's roles in the sharing economy and the implications for public values // Government Information Quarterly. 2019. Vol. 36. Iss. 4, No. 101399.

19. Jamison M. A., & Tariq P. Five things regulators should know about blockchain // The Electricity Journal. 2018. Vol. 31. No. 9. Pr. 20–23.

20. Jespersen K. R. Crowdsourcing design decisions for optimal integration into the company innovation system // Decision Support Systems. 2018. Vol. 115. Pr. 52-63.

21. Mäntymäki M., Baiyere A., & Islam A. K.N. Digital platforms and the changing nature of physical work: Insights from ride-hailing // International Journal of Information Management. 2019. Vol. 49. Pr. 452–460.

22. Sutherland W. Jarrahi M.H. The Sharing Economy and Digital Platforms: A Review and Research Agenda // International Journal of Information Management. 2018. Vol. 43. December, Pr. 328-341.

23. Wang J., Li M., Wang S., Menzies T. & Wang Q. Images Don’t Lie: Duplicate Crowdtesting Reports Detection with Screenshot Information // Information and Software Technology. Information and Software Technology. 2019. Vol. 110. June. Pr. 139-155.

24. Wang C., Zhang W., Zhao X. & Wang J. Soft information in online peer-to-peer lending: Evidence from a leading platform in China // Electronic Commerce Research and Applications. 2019. Vol. 36, No. 100873.

25. Hoggett P. New modes of control in the public service // Public Administration. 1996. №74 (1), Rp. 9-32, (DOI: 10.1111/j.1467-9299.1996.tb00855.x)