The analysis of the nature of social protests
Table of contents
Share
QR
Metrics
The analysis of the nature of social protests
Annotation
PII
S020736760007594-2-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Maria Volkova 
Occupation: Senior Research Scholar
Affiliation: Central Economics and Mathematics Institute, Russian Academy of Sciences
Address: Moscow, Russian Federation
Edition
Pages
118-124
Abstract

The article considers the stages of the development of social movements. The emphasis is made on those that take the form of protest. The possible sources of data used for the analysis of social tension and protest activity are described. The potential of supercomputer technologies in the context of studying social problems is outlined.

Keywords
society, social movements, social protest, supercomputer technologies
Received
02.12.2019
Date of publication
05.12.2019
Number of purchasers
44
Views
901
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 Понятие «общество» в классической и современной науке многогранно. Так, согласно [1], общество представляет собой систему определенным образом выстроенных взаимоотношений между людьми, основу которой представляют нормы морали и общечеловеческие ценности. В рамках марксистской идеологии как одной из ведущих парадигм ХХ-го столетия общество определяется через совместную деятельность людей [2]. В исследованиях британского антрополога Бронислава Малиновского [3] общество представлено в виде системы, функционирующей в рамках деятельности, направленной на удовлетворение ключевых потребностей индивидов. Это стимулирует развитие навыков координации действий и усовершенствование связей между отдельными индивидами и группам индивидов.
2 Функционирование общества происходит в четырех взаимосвязанных направлениях: духовном, социальном, политическом и экономическом [4]. В рамках каждого из них происходит формирование ключевых аспектов жизнедеятельности.
3 Так, духовная сфера – совокупность представлений о мире, политических, религиозных мировоззрений, а также традиций и обычаев, типичных для конкретного общественного уклада.
4 Социальная сфера – наиболее широкое понятие в контексте общественного развития и формирования общества. В рамках социальной сферы общества формируются социальные группы, сословия, классы. Между ними, как правило, имеются существенные различия в объемах располагаемых материальных ресурсов, а также степени удовлетворения базовых и высших потребностей [5, 6].
5 Институты государственной и региональной власти, политические движения, партии – элементы политической сферы общества.
6 Не отрицая значимость политического, социального и духовного аспектов общественной жизни, экономические параметры чаще всего признаются наиболее важными в контексте формирования направлений общественного развития.
7 Абсолютное большинство членов социума интегрированы в процесс общественного производства и потребления и взаимодействуют по тем или иным направлениям. Это взаимодействие, а также общественные институты, реализующие функционал управляющих органов, придают обществу черты самоуправляемой единицы.
8 Любому обществу присущ набор характеристик, определяющих стабильность или нестабильность во времени и пространстве (внутри территорий, на пограничных территориях и в глобальном смысле). Одна из таких характеристик – наличие и интенсивность социальных движений [7]. Социальные движения возникают только при наличии изменений, индуцированных самим обществом и его членами, и в крайне отрицательном случае носят характер протестов. Активность протестных действий при этом нарастает в случае возникновения сложных или потенциально конфликтных ситуаций и выводит социум из состояния инертности.
9 В работе итальянских социологов Донателлы Делла Порте и М. Диани [8, 9] обрисованы основные черты социальных движений: общие ценности и солидарность.
10 Все социальные движения проходят в своем развитии несколько стадий [10]:
11
  1. Возникновение. На этой стадии социальные движения не имеют практически никакой организации. Стадия возникновения – скорее выражение общественного недовольства [11], [12]. Возможные действия индивидов на этой стадии: обсуждения сложившейся ситуации со знакомыми людьми, жалобы в местные инстанции и прочие. Нарастание недовольства происходит за счет накапливания негативной информации и усиления ее освещения в СМИ. Погасить разрастающийся конфликт проще всего именно на этой стадии.
  2. Разрастание. Стадия разрастания характеризуется не только открытым проявлением недовольства, но и его усилением, а также попытками найти или «назначить» виновного в имеющихся проблемах. Согласно [12], на этой стадии беспорядки становятся явными и приобретают характер «эпидемии». Проводятся массовые митинги.
  3. Бюрократизация. На данном этапе социальные движения не только становятся управляемыми изнутри, но и обретают стратегию развития. Только лишь проведения массовых митингов недостаточно и общественные движения координируются с помощью квалифицированного персонала. Требования к общественным движениям на стадии бюрократизации – постоянная мобилизация новых членов, поддержка необходимого уровня эмоционального возбуждения и, самое главное, – наличие координаторов. Но эти требования слишком высоки для некоторых протестных кампаний. Это приводит к их затуханию [13].
  4. Спад. На заключительной стадии существования социальных движений наблюдается спад активности, который, тем не менее, не всегда означает их разрушение [14].
12 С 1990-х годов двадцатого столетия усилился исследовательский интерес к появлению новых форм протеста и причинам роста социальной напряженности на локальных территориях [15]. Согласно результатам анализа протестной активности, рост которой вызван борьбой с внедрением крупных социальных и социально-экономических проектов, эти протесты носят ограниченный, в контексте территории, характер [16].
13 Каждый наблюдаемый случай наиболее острого социального протеста – демонстрация девиантного поведения, в данном случае – общность действий протестного характера. Эти действия нацелены на поддержку социальных изменений, происходящих за пределами исторически и законно сложившихся социальных институтов [17].
14 Несправедливо считать, что в экономически развитых странах возникновение социальных движений в форме протеста менее вероятно, чем в неразвитых государствах. В качестве причин иногда указывается экономическая стабильность, отказ населения от поддержки радикальных движений. Тем не менее, последние события в ряде государств (Франция – «желтые жилеты», Испания – требование независимости Каталонии, длительно продолжающиеся протесты в Гонг-Конге и другие) демонстрируют обратное. Причина – в системе удовлетворения потребностей индивидов. В развивающихся, бедных, странах в основном удовлетворяются базовые потребности, связанные с выживанием. Чем выше уровень социально-экономического развития страны, тем выше степень разобщенности внутри социума вследствие ослабевания традиционных ценностей и устремлений. То есть в таких случаях отмечается рост социальной разбалансированности – аномии [18].
15 Члены нестабильных обществ, подверженных аномии, обладают, по мнению американского социолога Роберта Кинга Мертона, схожими социально-личностными чертами. Так, они считают себя неспособными к достижению поставленных целей, убеждены в том, что невозможно получить поддержку от государственных общественных институтов, так как их руководители абсолютно равнодушны к жизни, мнению и устремлениям рядовых граждан [19]. Наличие серьезных противоречий между целями, которое общество ставит перед индивидами, и легальными способами их достижения приводит к ряду тяжелых последствий. Среди них – рост социального напряжения и проявления экстремально девиантного поведения (преступность, погромы, терроризм, экстремизм и т.д.) [20].
16 Таким образом, возникновение социальных движений как общественного феномена можно объяснить с помощью ряда факторов. Среди них [21]:
17
  • экономические (бедность, обогащение определенного круга людей на фоне растущей дифференциации населения по доходам),
  • социальные и социально-демографические (возраст, пол, профессиональная принадлежность и другие),
  • политические (приверженность тем или иным политическим партиям и движениям),
  • культурно-цивилизационные (способность, желание и стремление населения к активному изменению условий и уклада жизни),
  • идеологические (наличие и мощность основного идеологического направления, усиливающего или сдерживающего рост протестной активности),
  • прочие факторы.
18 Выделяются несколько классов социальных движений. Наиболее радикальные среди них – революционные [22]. Их цель – полное изменение существующего общественно-политического строя. Согласно «теории революции», разработанной американским социологом Джеймсом Дэвисом, наступление состояния резкого упадка в обществе, сменяющее состояние благоденствия и подъема, приводит к революционным движениям в обществе [23]. То есть протест вызван не недостатком ресурсов для удовлетворения потребностей, а ростом требований к жизни и желанием дальнейшего улучшения жизненных условий. Революции – беспорядки, в ходе которых одна политическая группа, обладающая большой общественной поддержкой, сменяет другую, находящуюся «у руля власти» в конкретный момент времени. Общественные настроения – именно то, что определяет степень политической стабильности [24]. То есть, по мнению Джеймса Дэвиса, неудовлетворенность материальным положением не является определяющим фактором возникновения революционных настроений. Отсюда, революционные настроения могут поддерживаться как представителями беднейших слоев населения, так и людьми, обладающими достаточным объемом материальных ресурсов [25]. Так, мотивация для участия в цепи последовательных протестов, получивших название «Арабская весна», формировалась не только в рамках представлений о неравенстве и бедности, но и в контексте возможностей, имеющихся у элит и населения стран, затронутых волной протеста [26].
19 В настоящее время одним из основных игроков в сфере формирования и развития социальных протестов являются масс-медиа [27]. Новостные, аналитические и информационные ресурсы, а также социальные сети [28], [29] – база для усиления протестной активности, подогревающая интерес к существующим в обществе и открыто обсуждаемым проблемам. Анализ протестной активности, социальных движений и уровня социальной напряженности связан не только с аналитическим анализом текущей ситуации, но и с работой с огромными массивами данных [30]. Примером информационно-аналитического ресурсов, аккумулирующего новостные заметки и прочую информацию в мировых СМИ и социальных сетях и предоставляющим всеобъемлющий аналитический инструментарий, является GDELT [31]. База данных GDELT, созданная Калевом Литару, содержит информацию о более, чем двухстах пятидесяти миллионах событий во всех странах мира, начиная с 1979 года. В 2017 году был представлен еще один проект Калева Литару, дестрометр – измеритель уровня социально-политического напряжения в обществе [32]. Учитывая объем информации в базе GDELT и ей подобных, для расчетов привлекаются мощности суперкомпьютеров. Некоторые технические и методологические аспекты их применения приведены в [33]. Отметим ряд проектов в области оценки уровня протестной активности или революционных настроений с помощью суперкомпьютерных технологий:
20
  1. Работа, выполненная в политехническом институте Ренсселера (США) «Social consensus through the influence of committed minorities» («Социальный консенсус как результат влияния убежденного меньшинства на общество в целом») в рамках исследования вероятности смены власти в ряде государств. В результате определено, что только при превышении десятипроцентного порога числа сторонников некоторой идеи эта идея будет доминирующей [34].
  2. Под руководством Калева Леетару с помощью суперкомпьютера «Наутилус» был проведен анализ данных новостных лент (всего изучено более ста миллионов заметок). В рамках исследования был получен прогноз усиления протестной активности в государствах, затронутых волной «Арабской весны» [35].
  3. Модель социальных рисков, реализованная в НИИ наукоемких компьютерных технологий в 2011 году на мощностях суперкомпьютеров «Ломоносов-2» (МГУ им. Ломоносова) и «Лобачевский» (ННГУ) [36]. В модели просчитывается отклонение от некоторого, заранее заданного сценария с целью определения глубины социальных проблем. Разработчики проекта проводят ежедневный мониторинг социальных сетей на предмет разрастания конфликтных и потенциально конфликтных ситуаций. Под первыми может пониматься, например, поддержка и сочувствие организациям террористического толка. Под вторыми – проявление населением нарастающего недовольства по ряду ключевых направлений (например, тарифы на жилищно-коммунальные услуги, стоимость топлива, инфляция и прочее).
  4. Система, разработанная для анализа сложных социальных систем и возможных ответов [37]. В частности, оценивается скорость распространения информации в социальных сетях и новостей, потенциально способных повлиять на рост социальной напряженности. Кроме того, с помощью указанной модели оценивается жизненный цикл, этапы развития и угасания финансовых систем и криминальных структур.
21 Помимо агрегированных данных из СМИ, для оценки потенциально «взрывоопасных» ситуаций и конфликтов используются результаты социологических опросов населения. Так, при анализе причин и последствий уже упомянутой цепи протестов «Арабская весна», состояния проблемы незаконной иммиграции населения государств Ближнего Востока и Северной Африки в страны Европы и других актуальных проблем использовались результаты социальных мониторингов Arab Barometer и Eurobarometer, соответственно.
22 В лаборатории вероятностно-статистических моделей в экономике Центрального экономико-математического института РАН проведен анализ наборов данных для России и Европейских стран по вопросу оценки качества различных сфер жизни с точки зрения некоторых параметров. Среди них – критерии материального характера (оценки материального благополучия, будущего положения семьи и пр.), а также нематериальные категории (настроение, отношения с близкими, уважение со стороны окружающих, оценка стабильности). Анализ проведен в рамках применения методов и моделей многомерного статистического анализа. Максимальный объем репрезентативной выборки – 38 тысяч человек за один год (по странам Европы) [38]. Показана разница в приоритетах населения России и стран Европы. Причем под приоритетами в данном случае понимается не та сфера жизни, которая находится в наилучшем положении, а та, на которую следует обратить особо пристальное внимание как на потенциальный «спусковой крючок» роста протестных настроений. В России в приоритете ˗ улучшение материального положения, состояния здоровья и условий труда. В странах Европы – решение проблем незаконной иммиграции, экологии и безработицы (в особенности в Испании, Португалии и странах Восточной Европы).

References

1. Parsons, Talcott (1951). The social system – 2nd ed (Routledge sociology classics). Glencoe III: Free Press. ISBN 0-415-06055-9.

2. Karl Marx. Ökonomisch-philosophische Manuskripte aus dem Jahre 1844. https://www.marxists.org/deutsch/archiv/marx-engels/1844/oek-phil/.

3. Малиновский Б. Научная теория культуры = Scientific Theory of Culture / Пер. И. В. Утехин. – 2-е изд. испр. // М.: ОГИ (Объединенное гуманитарное издательство), 2005. 184 с. ISBN: 5-94282-308-1.

4. Алексеев П.В. Социальная философия: Учебное пособие // М.: Проспект, 2017. 256 с. ISBN: 978-5-392-09807-1.

5. Maslow, A.H. (1943). A theory of human motivation. // Psychological Review. 50 (4), pp. 370–396.

6. Johansson Sten (2002). Conceptualizing and measuring Quality of Life for National Policy. // Social Indicators Research. 58. Рp. 13-32.

7. Sewell W. H. (1996). Three Temporalities: Toward an Eventful Sociology / The Historic Turn in the Human Science / T. J. McDonald (ed.) // Ann Arbor: University of Michigan Press.

8. Della Porta D., Diani M. Movimenti senza protesa? L’ambientalismo in Italia (in collaboration with M. Andretta) // Bolognia: Il Mulino, 2004.

9. Della Porta, D., & Diani, M. (1999). Social movements: An introduction // Oxford: Blackwell.

10. Jonathan Christiansen, M.A. Four Stages of Social Movements. https://www.ebscohost.com/uploads/imported/thisTopic-dbTopic-1248.pdf.

11. Macionis, John J. Sociology. 11th ed. // Upper Saddle River: Prentice Hall, 2007. Рр. 362-388.

12. Hopper, R. D. (1950). The revolutionary process: A frame of reference for the study of revolutionary movements. Social Forces 28 (3) Рр. 270-280.

13. http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=sih&AN=1358 2480&site=ehost-live.

14. Sawyers, T. M. & Meyers, D. M. (1999). Missed opportunities: Social movement abeyance and public policy. Social Problems 46 (2). Рр. 187-206.

15. Miller, F. D. (1999). The end of SDS and the emergence of weatherman: Demise through success. In J. Freeman & V. Johnson, (Eds.), Waves of protest: Social movements since the Sixties (pp. 303-324). Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield Publishers.

16. J. Freeman and V. Johnson (eds). Waves of Protest: Social Movements Since the Sixties (Lanham, Maryland: Rowman and Littlefield, 1999), p. x.

17. Della Porta D., Diani M. (2006). Social Movements: An Intoduction // Oxford: Blackwell. 356 p.

18. Гидденс Э. Социология. // М.: Эдиториал УРСС, 1999. 704 с.

19. Durkheim, E. (1964). The division of labor in society // New York, Free Press of Glencoe.

20. Merton R. K. (1949). Social theory and social structure // New York: Free Press.

21. Fuchs, Christian. (2006). The Self-Organization of Social Movements. Systemic Practice and Action Research. 19. Pp. 101-137. DOI: 10.1007/s11213-005-9006-0.

22. Inglehart, R. (1990). Values, ideology, and cognitive mobilization in new social movements. In R. J. Dalton & M. Keuchler (Eds.), Challenging the political order: New social and political movements in western democracies (pp. 43-66) // New York: Oxford University Press.

23. Шульц Э. Э. Технологии бунта / Технологии управления радикальными формами социального протеста в политическом контексте // М.: Подольская фабрика офсетной печати, 2014. 512 с.

24. Davies, James C. (1962). “Toward a Theory of Revolution.” American Sociological Review 27, no. 1.

25. http://www.jstor.org/discover/2089714?sid=21104884442891&uid=3739256&uid=3739704&uid=4&uid=2.

26. Civil Societies and Social Movements Potentials and problems Edited by Derrick Purdue. Taylor & Francis e-Library, 2007. 248 p. ISBN 0–203–96189–7.

27. http://www.miguelangelmartinez.net/IMG/pdf/2007_Purdue_Social_movements_Routledge.pdf.

28. Селле П. J-кривая Дэвиса. Когда происходят революции? / Теория и методы в современной политической науке: Первая попытка теоретического синтеза // М.: РОССПЭН, 2009. С. 371-387.

29. Chris Wegner (2015). Behind the Masks of Protesters Unravelling the Motivations and Opportunities for Arab Spring Participation. University of Oslo.

30. https://pdfs.semanticscholar.org/9491/7ea57c6430f635f6f8cb9184ed28a23a0bd7.pdf.

31. Xiaoyan Lu and Boleslaw K. Szymanski. Scalable Prediction of Global Online Media News Virality. IEEE Transactions on Computational Social Systems 5(3):1-13, Sept. 2018. DOI:10.1109/TCSS.2018.2857479. http://www.cs.rpi.edu/~szymansk/papers/TCSS2857479-fin.pdf.

32. Jennifer Earl, Deana A. Rohlinger (2013). Social Movements and Media. Emerald Publishing Limited. ISBN: 978-1-78743-097-6. https://books.emeraldinsight.com/resources/pdfs/chapters/9781787430983-TYPE23-NR2.pdf.

33. Buccafurri F., Lax G., Nocera A., Ursino D. A system for extracting structural information from Social Network accounts. Software // Practice and Experience, 2015, vol. 45, no. 9, pp. 1251–1275. DOI: 10.1002/spe.2280.

34. Hu Y., Shi L. (2015) Visualizing large graphs. Wiley Interdisciplinary Reviews: Computational Statistics, vol. 7, no. 2. Рp. 115–136. DOI: 10.1002/wics.1343.

35. Global Database of Events, Language, and Tone, https://www.gdeltproject.org/.

36. http://datareview.info/article/o-novom-proekte-google-i-analize-mirovyx-novostej/.

37. Makarov V.L., Bakhtizin A.R. (2018) Supercomputer Technologies in Social Sciences: Existing Experience and Future Perspectives. In: Chen SH., Kao YF., Venkatachalam R., Du YR. (eds) Complex Systems Modeling and Simulation in Economics and Finance. CEF 2015. Springer Proceedings in Complexity. Springer, Cham.

38. J. Xie, S. Sreenivasan, G. Korniss, W. Zhang, C. Lim, and B. K. Szymanski. Social consensus through the influence of committed minorities.

39. http://arxiv.org/abs/1102.3931v2. DOI: 10.1103/PhysRevE.84.011130.

40. https://www.bbc.com/russian/science/2011/09/110909_supercomputer _forecasts_future.

41. http://rscf.ru/ru/node/1643.

42. P.M.A. Sloota, J. Holystb, G. Kampisс. Supercomputer Simulation of Critical Phenomena in Complex Social Systems. Научно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики, 20ф16, том 16, № 6. С. 967-995.

43. Волкова М.И. Анализ факторов качества жизни населения России и Европы в рамках метода обобщенных главных компонент // Экономика и математические методы, том 55, 3 (2019). С. 34-46. Doi: 10.31857/S042473880004678-4.

Comments

No posts found

Write a review
Translate