The effect of post-industrial socioeconomic processes on the population growth rate
Table of contents
Share
Metrics
The effect of post-industrial socioeconomic processes on the population growth rate
Annotation
PII
S020736760006419-9-1
DOI
10.31857/S020736760006419-9
Publication type
Article
Status
Published
Edition
Pages
90-94
Abstract

In the paper historical models of economic success and an experience of transforming national development strategies are being examined with a view to determine and evaluate priority tasks for the promotion of economic growth.

The correlation between ensuring national economic security and strategic objectives as well as strategic projects is revealed.

The course of and the mechanisms for successful implementation of the May (2012 and 2018) Decrees of the President of the Russian Federation are analyzed. For the first time, the “red lines of economic security” are justified, determining vital areas of national economy and management where disruption means threats and risks in terms of fundamental challenges to national security and strategic development.

Keywords
development strategies, national goals, transformation of national economies, Russia's priorities, economic growth, economic security, red lines of economic security, implementation of the May (2012 and 2018) decrees of the President of the Russian Federation
Received
20.09.2019
Date of publication
20.09.2019
Number of purchasers
45
Views
664
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2019
1 Планирование семьи и динамика воспроизводства населения в значительной мере ориентированы на нарастание конкуренции на рынке труда вследствие радикального сокращения массовых рутинных профессий, профессий, связанных с поточными производствами. Шансы выдержать конкурентную борьбу, сохранить при смене поколений достигнутый в семье уровень жизни в условиях постиндустриальной модернизации экономики определяются тем, насколько семье удается приобрести квалификационные преимущества. В соответствии с прогнозами социальных тенденций постиндустриального этапа (Э. Тоффлер, Э. Белл [1]) за период становления постиндустриальной структуры экономики прослойка высококвалифицированных специалистов (по классификации ЮНЕСКО – МСКО5А) увеличивается более чем в три раза и достигает в экономически развитых постиндустриальных странах свыше половины взрослого населения. Современная научная подготовка и высокий профессионализм предполагают долгие годы, посвященные образованию, значительную нагрузку на семейный бюджет и не способствуют многодетности. Демографические показатели относятся к базовым исходным данным, необходимым для эффективного прогнозирования и планирования. Неопределенность, связанная с переходными процессами становления постиндустриальной экономики повышает актуальность анализа демографических тенденций и системной коррекции количественных оценок.
2 Динамика демографического спада при переходе к постиндустриальному этапу близка к модельному представлению логики снижения воспроизводства вслед за многочисленным поколением, обоснованному Р. Истерлином [2] в середине прошлого века. Принципиальное отличие демографических изменений переходного к постиндустриальному этапу развития периода заключается в том, что регулятором является не избыточная численность работников, вызванная демографическим всплеском, а системный вывод из экономики ряда массовых профессий вследствие постиндустриальной модернизации.
3

Количественные и качественные изменения структуры занятости, связанные с постиндустриальными процессами формирования интеллектуальной инновационно насыщенной экономики, носят не циклический характер, а отражают постоянную тенденцию, характерную для нового этапа развития. Из широкого ряда причин, влияющих на сокращение рождаемости [3], ведущее значение приобретают процессы, связанные с радикальными изменениями конкурентных условий рынка труда. Рефлексивная реакция на подъем квалификационных требований проявляется включением стратегического механизма ограничения рождаемости, направленного на сохранения способности передавать по наследству достигнутый социальный статус. 

4

5 Рис.1. Распределение показателей фертильности - суммарного коэффициента рождаемости (СКР) в зависимости от экономического уровня (ВВП/чел)
6 Знаком (∇) отмечены средние значения показателей СКР, привязанные к середине интервалов усреднения на оси ВВП/чел.
7 Первый интервал на оси подушевого ВВП – наименее, по градации Всемирного Банка, развитых стран, определяется резким снижением суммарного коэффициента рождаемости (СКР), обусловленным экономическим продвижением технологий элементарного медицинского обслуживания и образования, использованием в этих целях поддержки развитых стран и международных организаций.
8 Выход в область, характерную низкими значениями коэффициента фертильности, совпадает с экономическим интервалом наиболее динамичных процессов структурной модернизации экономики, связанных с переходом к постиндустриальному формату развития. Структурные перемены этого экономического периода оказывают непосредственное влияние на масштабы и приоритеты спроса на рынке труда. Возникающее с сокращением потребностей в ряде массовых и рутинных профессий ужесточение конкуренции за рабочие места, позволяющие сохранить достигнутый уровень жизни, необходимость профессиональной переподготовки и переквалификации, меняют традиционные представления о достижении карьерного роста, создают атмосферу неуверенности в стабильности дохода и негативно сказываются на намерениях, связанных с расширением семьи.
9 Со становлением постиндустриального формата развития при достижении значений доли занятости в сфере услуг 65 -70 % и соответствующего вклада услуг в ВВП (при ВВП > 20 тыс. USD/чел.) стабилизируется структура и объемы спроса рынка рудовых ресурсов. Стабилизация спроса происходит на уровне, близком к количественному замещению, вследствие практической утраты для экономического развития значения экстенсивных факторов, связанных с количественным расширением вовлечения трудовых ресурсов. Формирование условий для устойчивости соответствует характерной для постиндустриального этапа развития тенденции переходов к насыщению, проявляющейся, например, в энергопотреблении и в объемах использования энергоресурсов и в ряде других направлений экономической деятельности [5].
10 С дальнейшим ростом экономических показателей при подушевых значениях ВВП, превышающих 35-40 тыс. USD/чел. год намечается слабо выраженная тенденция подъема значения СКР.
11 При этом статистические показатели СКР экономически высокоразвитых стран остаются ниже расчетного значения коэффициента фертильности, соответствующего простому замещению. Для развитых стран с низким уровнем смертности расчетная величина уровня замещения СКР ≈ 2,1.
12 Высокие темпы экономического роста развивающихся стран в современных условиях в период максимального потребления ресурсов на единицу ВВП динамично продвигают экономику к уровню постиндустриальной модернизации. Этот процесс тесно связан со структурной трансформацией занятости и непосредственно отражается на стандартах репродуктивного поведения, формировании условий для последующей за экономическим ростом стабилизации численности населения.
13 В течение ближайших трех десятилетий пик максимальной численности должен пройти Китай, в начале второй половины века – Индия, крупные латиноамериканские страны. Сценарий изменений демографической динамики в связи с экономическим развитием носит универсальный характер при всех особенностях национального, социального, исторического характера и географического положения.
14 С экономическим развитием усиливается влияние факторов глобализации на параметры демографических процессов. Широкий диапазон распределения коэффициентов фертильности, характерный для экономически слабо развитых стран, существенно снижается с индустриализацией экономики. Для распределения показателей СКР стран в интервале ВВП от 5 до 15 тыс. USD/чел. характерное среднеквадратичное отклонение (σ) от средних значений в выбранных интервалах усреднения (Рис.1) находится в пределах 25%. С последующим постиндустриальным этапом развития (ВВП > 20 тыс. USD/чел.) размах (σ) распределений коэффициентов фертильности сжимается до значений от 15% до менее 10%.
15 В количественном прогнозировании демографических перспектив исходным доминирующим фактором является предполагаемый уровень фертильности. Вариации значений рождаемости приводят к большим расхождениям в долгосрочных прогнозах населения. В демографических прогнозах, представленных отделом народонаселения ООН [6], рассматриваются варианты высокой, средней и низкой фертильности, отличающиеся различием на величину 0,5 исходных значений СКР. В качестве базового и наиболее вероятного принят средний вариант. Прогноз по среднему варианту практически совпадает с расчетными результатами модели демографической динамики при одновременном выходе населения планеты на уровень простого замещения.
16 Реальная, соответствующая средним значениям для экономически развитых стран, величина коэффициентов фертильности на постиндустриальном этапе развития имеет значения в диапазоне 1,65 – 1,85 ниже уровня замещения. Введение соответствующей коррекции в наиболее вероятный – средний, близкий к уровню замещения, сценарий Отчета ООН в первом, линейном приближении позволяет прогнозировать достижение максимального значения глобальной численности населения в размере 8,5 – 8,7 млрд чел. в начале второй половины века. В условиях постиндустриального развития с дальнейшим экономическим ростом вслед за достижением максимального уровня наиболее вероятен длительный период сохранения достигнутого значения максимальной численности населения.
17 Тенденции, характеризующие динамику демографических процессов, и полученные количественные оценки позволяют сформулировать следующие тезисы.
18 Аналитическая обработка статистических данных, характеризующих уровень экономического развития и демографическое состояние различных стран от уровня развивающихся до высокоразвитых постиндустриальных экономик, показывает универсальный характер последовательности демографических изменений с экономическим ростом независимо от исторических, национальных особенностей, политической зоны и географического положения.
19 Спад показателей рождаемости и численности в поколениях переходного к постиндустриальному этапу периода согласуется, в основном, с логикой спада в циклах Истерлина с замещением ветви восстановления долговременной стабилизацией численности населения на достигнутом уровне, определяемом новыми, постиндустриальными условиями рынка труда и занятости.
20 Статистический материал, характеризующий постиндустриальные демографические тенденции, формирующиеся под влиянием экономического роста дает основания для ориентации на стабильный постиндустриальный уровень фертильности в диапазоне значений 1,65 – 1,85, что существенно ниже значения простого замещения – 2,1 для развитых стран.
21 Достижение максимальной глобальной численности населения можно ожидать в начале второй половины века в диапазоне 8,5 – 8,7 млрд чел. с последующей долговременной стабилизацией на достигнутом уровне.

References

1. Элвин Тофлер. Третья волна // Москва АСТ. 2004.

2. Diane J. Macunovich. Fertity and Easterlin hypothesis // An assessment of the literature Journal of Popul. Econ. 1998. 11:53-111.

3. Демографическая модернизация России // Москва. 2006.

4. Fertility rate, total (births per woman). World Population Prospects: 2017 Revision, United Nations Population Division.

5. А.Н. Косариков, П.А. Гежес. Динамика энергопотребления при переходе к постиндустриальному этапу развития // Общество и экономика. 2017г.№ 10.

6. ООН: Прогноз численности населения мира

7. http://wiki.ru/sites/demografiya/id-articles-399545.html.

Comments

No posts found

Write a review
Translate