On economic assessment of long-term and shortterm interests in corporate governance
Table of contents
Share
Metrics
On economic assessment of long-term and shortterm interests in corporate governance
Annotation
PII
S020736760004760-5-1
DOI
10.31857/S020736760004760-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sergey Lutsenko 
Occupation: analyst
Affiliation:
The Corporate and Project Management Institute (Moscow)
Institute for Economic Strategies of the Social Sciences Division of the Russian Academy of Sciences (Moscow)

Address: Russian Federation
Edition
Pages
24-34
Abstract

The author considers the economic aspect of planning time-frames for economic activities of a company. The article offers a mechanism for legal assessment aimed at resolving the conflicts among the parties whose interests differ in time. The priorities for the accommodation of short-term and long-term interests can be specified in corporate documents following the best practices of corporate governance. The situation becomes intolerable, if some of shareholders hinder investments into the company, being guided exclusively by short-term benefits. The actions of such shareholders harm the long-term interests of the company as well as the interests of other shareholders. The statute can protect the company from abuse by the management or by individual shareholders.

 

Keywords
company interests, economic strategy, short-term interests, longterm interests, statute, management, owner, shareholder, corporate governance
Received
17.04.2019
Date of publication
18.04.2019
Number of characters
28701
Number of purchasers
20
Views
175
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
640 RUB / 14.0 SU
All issues for 2019
6758 RUB / 15.0 SU
1 Компания есть продукт юридической техники, правовая фикция, которая в конечном счете служит для представления интересов определенных физических лиц1. Волю юридического лица выражают физические лица (менеджмент, члены совета директоров), в пределах компетенции наделенные полномочиями по управлению его делами путем формирования группового или единоличного волеизъявления. Процедура принятия решения органами управления компании - это не что иное, как способ формирования внешнего проявления воли и интереса юридического лица. Причем и к обществам с ограниченной ответственностью, и к акционерным обществам должны применяться общие подходы при регулировании корпоративных отношений. В силу пункта 1 статьи 6 Гражданского кодекса РФ2 в случаях, когда гражданские отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения - аналогия закона3.
1. См.: Постановление Европейского Суда по правам человека от 20 сентября 2011 г. по делу «Нефтяная компания «Юкос» против Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.

2. См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32.

3. См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 07 июня 2011 № 18439/10 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 9.
2 Понятия, которые используются в статье при определении органов управления (менеджмент, руководитель), юридического лица (компания), участников корпоративных отношений (участник, акционер, собственник) отклоняется от общепринятой в российском законодательстве. Но тем не менее, российские суды применяют в своих судебных актах терминологию, которая используется автором.
3 Необходимость избегать излишней жесткости и соответствовать изменяющимся обстоятельствам означает, что многие законы неизбежно формулируются в терминах, которые в меньшей или большей степени являются неясными. Толкование и применение таких нормативных актов зависит от правоприменительной практики. Всегда будет существовать необходимость прояснения сомнительных моментов и адаптации к меняющимся обстоятельствам4.
4. См.: Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 февраля 2004 г. по делу «Маестри против Италии» // СПС КонсультантПлюс; Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 сентября 1995 г. по делу «Фогт против Германии» // СПС КонсультантПлюс.
4 Гражданин (акционер-инвестор), приобретая акции (долю в уставном капитале) и осуществляя акт распоряжения своим имуществом, приобретает и определенные имущественные права, в том числе право на выбор экономической стратегии развития бизнеса, посредством принятия решений на общем собрании акционеров-собственников5. Их (акционеров-инвесторов) можно рассматривать как группу участников со стимулами, направленными на максимизацию стоимости компании6. Акционеры с краткосрочными интересами стремятся влиять на решения органов управления (индивидуально или коллективно) и ориентировать последних на краткосрочную корпоративную политику в ущерб интересам других акционеров и стратегии компании7.
5. См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02 ноября 2010 г. № 8366/10 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 2.

6. См.: Easterbrook F., Fischel D. Voting in Corporate Law // The Journal of Law and Economics. 1983, vol. 26, p. 395.

7. См. Anderson R. The Long and Short of Corporate Governance // Working paper. Pepperdine University School of Law, 2015, p. 13.
5 При этом, необходимо иметь ввиду следующее обстоятельство. Механизм корпоративного управления заведомо предполагает неравноценные возможности акционеров влиять на принимаемые компанией решения (в том числе, в отношении инвестиционного горизонта) в зависимости от доли участия (пакета акций), компенсируя указанную возможность правом каждого акционера на взыскание убытков, причиненных обществу. Короткие инвестиционные горизонты приводят к коротким горизонтам управления. В результате акционеры и органы управления заботятся только о краткосрочной цене акций а не их долгосрочной перспективе. Собственники оказывают давление, «чтобы преследовать близорукие бизнес-стратегии, которые не направлены на долгосрочную перспективу8. В подобной ситуации (фокусирование на краткосрочных интересах) потребуются определенные усилия со стороны остальных участников, связанные с обузданием поведения акционеров, которые стремятся к экономическим стратегиям, направленным на искусственное завышение курса акций в краткосрочной перспективе9.
8. См.: Stout L. The Shareholder Value Myth: How Putting Shareholders First Harms Investors, Corporations, and The Public // San Francisco. Berrett-Koehler Publishers, Inc. 2012, p. 67.

9. См.: Anabtawi I., Stout L. Fiduciary Duties for Activist Shareholders // Stanford Law Review. 2008, vol. 60, p. 1292.
6 Долгосрочные горизонты планирования связаны с достижением преимуществ не только в отношении определенной группы акционеров, но и применительно к компании10. Инвестирование в акции компании (их приобретение) носят долгосрочный характер, и их прибыльность следует оценивать с учетом долгосрочной перспективы11. Корпоративное управление должно быть основано на принципе устойчивого развития общества и повышения отдачи от инвестиций в акционерный капитал в долгосрочной перспективе12.
10. См.: Ho V. «Enlightened Shareholder Value»: Corporate Governance Beyond the Shareholder-Stakeholder Divide // The Journal of Corporation Law. 2010, vol. 36, p. 62.

11. См.: Решение Арбитражного суда г. Москвы от 18 августа 2008 г. по делу № А40-12475/07-98-80 // СПС КонсультантПлюс.

12. См.: Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. № 06-52/2463 «О Кодексе корпоративного управления» // Вестник Банка России. 2014. № 40.
7 Кроме того, цена акций зависит, в числе прочих факторов, от стабильности функционирования и от стратегии (перспектив) развития самой коммерческой организации13.
13. См.: Постановление ФАС Московского округа от 06 октября 2010 г. по делу № А40-153464/09-80-1171 // СПС КонсультантПлюс.
8 Недопустима ситуация, в которой один из акционеров или группа использовала свой статус, чтобы сохранить степень своего влияния на компанию (корпоративный контроль) путем создания препятствий для получения инвестиций от других лиц. Такие действия собственников направлены во вред корпорации, нормальным стремлением которой является развитие и привлечение инвестиций. Привлечение инвестиций в экономическом смысле является благом для компании14. Собственники совместно с органами управления должны выстраивать экономическую стратегию так, чтобы она была направлена, прежде всего, на финансирование программ развития компании и увеличении инвестиций, а не только на получение в краткосрочной перспективе дивидендных выплат15.
14. См.: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2013 г. по делу № А60-14461/2013 // СПС КонсультантПлюс; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 25 июля 2005 г., 18 июля 2005. по делу № А60-32112/2004-С2 // СПС КонсультантПлюс.

15. См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 ноября 2007 г. по делу № А40-52519/06-132-330 // СПС КонсультантПлюс.
9 Кэхэн и Рок отмечают, что противоречия между краткосрочным и долгосрочным горизонтом инвестиций является «самой острой» фазой активности акционера16. Бебчук утверждает, что давление со стороны акционера и страх перед его вмешательство в управленческую политику заставляет менеджмент инициировать и предпринимать меры, которые повлияют на прибыльность компании в краткосрочном периоде, но будут вредными в долгосрочной перспективе17.
16. См.: Kahan M., Rock E. Hedge Funds in Corporate Governance and Corporate Control // University of Pennsylvania Law Review. 2007, vol. 155, p. 1083.

17. См. : Bebchuk L. The Myth that Insulating Boards Serves Long-Term Value // Working paper. Harvard Law School Cambridge, 2013, p. 20.
10 Менеджмент обязан действовать в интересах компании и ее акционеров. При этом руководство зачастую стремится получить личную выгоду в ущерб компании. Акционер должен осуществлять мониторинг за деятельностью органа управления, чтобы снизить риски, связанные с агентской проблемой (например, получение необоснованно завышенного вознаграждения без привязки к интересам компании)18.
18. См.: Shleifer A., Vishny R., A Survey of Corporate Governance // NBER Working paper, 1996, pp. 7-8.
11 Блэк и Краакман считают утверждение, что акционер, который обладает краткосрочным интересом, будет стремиться навредить долгосрочной корпоративной политике, несоответствующим принципам экономики, поскольку даже акционеры с краткосрочными интересами обладают мотивацией, направленной на максимизацию стоимости компании в долгосрочной перспективе19.
19. См.: Black B., Kraakman R. Delaware’s Takeover Law: The Uncertain Search for Hidden Value // Working paper. Stanford Law School, 2002, p. 12.
12 Интересным представляется позиция Верховного Суда штата Делавэр по делу «Paramount Communications, Inc. v. Time Inc.»20, который заключил, что вопрос в отношении выбора горизонта управления (краткосрочности или долгосрочности) не является важным, поскольку руководство должно спланировать курс в интересах компании без фиксирования к инвестиционному горизонту. Причем, такая позиция американского правоприменителя корреспондирует с позицией российского суда.
20. См.: Верховный Суд штата Делавэр (571 A.2d 1140) (1989) по делу «Paramount Communications, Inc. v. Time Inc.» // URL: >>>> (дата обращения: 13.06.2018).
13 Орган управления (менеджмент, совет директоров) обладает самостоятельностью и широкой дискрецией при принятии решений в сфере бизнеса, в том числе по вопросу определения приоритетных направлений деятельности акционерного общества. Причем в силу рискового характера предпринимательской деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов21.
21. См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 г. № 3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 2.
14 Руководство при разумном и добросовестном исполнении своих обязанностей вправе выбирать экономическую стратегию развития бизнеса компании, которую оно считает наилучшей в интересах коммерческой организации с учетом реального положения дел в пределах разумного и допустимого по условиям оборота предпринимательского риска. В связи с чем даже наличие возможных негативных последствий для компании в результате деловых просчетов в силу рискового характера предпринимательской деятельности при принятии указанного решения не может являться основанием для привлечения их к гражданско-правовой ответственности, которая может наступить лишь при наличии неправомерных противоправных и виновных действий22.
22. См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 июля 2011 г. по делу № А17-3605/2010 // СПС КонсультантПлюс.
15 Правоприменитель установил критерий, согласно которому орган управления самостоятельно может фиксировать горизонт планирования без привязки к временного отрезку и, он защищен правилом бизнес-решения, об ограничении ответственности в будущем. Акционер же имеет право проявлять интерес к судьбе своих вложений в уставный капитал и обязан контролировать деятельность руководства23. Однако определяющим в деятельности компании является принцип превалирования интересов юридического лица в целом (общего блага) над интересами других участников акционерных отношений: отдельных благ акционеров, директоров24.
23. См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 14 февраля 2017 г. по делу «Лекич против Словении» // СПС КонсультантПлюс; Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23 июня 2017 г. по делу № А73-8747/2016 // СПС КонсультантПлюс.

24. См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07 декабря 2017 г. по делу № А40-68954/17-48-654 // СПС КонсультантПлюс.
16 Очевидно, что назрела необходимость введения в практику экономического измерения в отношении долгосрочных или краткосрочных интересов участников в рамках стратегии компании. Автор предлагает закрепить горизонты интересов в привязке к бизнес-стратегии в уставе с целью снижения корпоративных конфликтов в будущем и недопущения нанесения ущерба компании и ее собственникам. Орган управления в сотрудничестве с акционерами должен установить ориентиры деятельности компании на долгосрочную перспективу, с учетом ключевых показателей и бизнес-цели компании.
17 Долгосрочное владение акциями общества в наибольшей степени способствует сближению финансовых интересов членов органа управления с долгосрочными интересами акционеров25. Планирование предпринимательской деятельности, в том числе в отношении видов и целей деятельности и получения доходов, является исключительной компетенцией самого юридического лица, которое по своему усмотрению выбирает способы достижения (измерение горизонта планирования) результата от предпринимательской деятельности26.
25. См.: Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. № 06-52/2463 «О Кодексе корпоративного управления» // Вестник Банка России. 2014. № 40.

26. См.: Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 марта 2018 г. по делу № А14-15914/2015 // СПС КонсультантПлюс.
18 Для снижения градуса конфликта между участниками с различными горизонтами планирования, необходимо зафиксировать в корпоративном уставе положение об экономическом измерении во времени бизнес-стратегии.
19 В частности, включить следующее. В случае выполнения участником (руководителем, акционером, который влияет на принятие управленческих решений) своих фидуциарных обязанностей, он вправе выбирать экономическую стратегию развития бизнеса способом, который сочтет наилучшим в интересах акционерного общества с учетом сопутствующих фактических обстоятельств в пределах разумного и допустимого по условиям оборота предпринимательского риска27.
27. См.: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05 мая 2016 г. по делу № А43-21107/2013 // СПС КонсультантПлюс.
20 В каждой конфликтной ситуации (как между акционерами, так и между акционерами и руководством) собственнику необходимо проверять соблюдение органами управления обязанности формировать и выражать волю юридического лица в соответствии с интересами юридического лица, а также критериями добросовестности и разумности. Необходимо устанавливать обстоятельства, были ли согласны иные участники компании на использование финансовых средств на тот или иной рискованный инвестиционный проект и обладал ли орган управления достаточной информацией, необходимой для принятия разумного решения о реализации данного проекта.
21 Отдельные сделки недопустимо рассматривать изолированно от других операций вне экономической стратегии общества, поскольку зачастую получение прибыли может составлять долгосрочный процесс. Для получения максимальной прибыли в долгосрочном периоде могут совершаться операции, в результате которых в краткосрочном периоде доход снизится или образуется убыток. Поэтому действия руководителя, совершенные не в интересах юридического лица, должны совершаться тогда, когда в принципе отсутствуют сомнения в том, что на момент принятия решения (совершения сделки) в результате его исполнения отсутствовала вероятность получения прибыли с учетом стратегии общества, в том числе приемлемой степени риска. Если же на момент принятия какого-либо управленческого решения имелась вероятность получения как прибыли, так и убытков и решение было принято в диапазоне приемлемого риска, то оно должно признаваться разумным и оснований налагать имущественные санкции за отрицательный результат в силу указанных выше разъяснений не имеется28.
28. См.: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 февраля 2017 г. по делу № А60-19440/2015 // СПС КонсультантПлюс.
22 Конфликт интересов между участниками (акционерами, менеджментом) происходит по причине различного понимания инвестиционных горизонтов, то есть, «абсолютного различия» между краткосрочными и долгосрочными интересами29.
29. См.: Alces K. The Equity Trustee // Arizona State Law Journal. 2010, vol. 42, pp. 728-731; Hayden G., Bodie M. One Share, One Vote and the False Promise of Shareholder Homogeneity // Cardozo Law Review, 2008, vol. 30, pp. 492-494; Rodrigues U. Corporate Governance in an Age of Separation of Ownership from Ownership // Minnesota Law Review. 2011, vol. 95, pp. 1839-1849; Estreicher A. Beyond Agency Costs: Managing the Corporation for the Long Term // Rutgers Law Review. 1993, vol. 45, p. 514.
23 В частности, у акционеров, которые планируют владеть акциями в течение относительно короткого периода времени, интересы связаны к максимизации цены акции в краткосрочном периоде, в то время как у акционеров, которые планируют владеть акциями в течение более длительного промежутка времени, интересы направлены на максимизацию цены акции в долгосрочной перспективе. Цена акции, в большей степени, зависит от стратегии развития компании, а также от доверия к ее руководству. В качестве общего правила, акционер принимает риск обесценения акций в связи с ошибками менеджмента30. Инвестиционные горизонты акционера могут изменяться от краткосрочных до долгосрочных измерений, что может привести к разногласиям в выработке корпоративной стратегии31.
30. См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 31 июля 2014 г. по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс.

31. См.: Bainbridge S. Director Primacy and Shareholder Disempowerment // Working paper UCLA School of Law, 2006, p. 20.
24 Хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство. При измерении горизонтов необходимо избегать корреспонденции с механизмом, который не зависит от волеизъявления акционеров и связан исключительно с рынком и его влиянием на динамику рыночной капитализации компании32.
32. См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 12 августа 2010 г. по делу № А06-7624/2009 // СПС КонсультантПлюс.
25 В свою очередь, органы управления должны использовать бизнес-стратегию, в условиях которой принятое инвестиционное решение позволит реализовать проект с чистой приведенной стоимостью.
26 При выработке экономической стратегии и закреплении в корпоративном уставе механизма определения горизонта интересов между участниками особое значение имеет правило бизнес-решения (the business judgment rule).
27 Согласно правилу бизнес-решения органы управления и общее собрание акционеров обладают самостоятельностью и широкой дискрецией при принятии решений в сфере бизнеса. Судебный контроль призван обеспечивать защиту прав и свобод акционеров, а не проверять экономическую целесообразность таких решений33.
33. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 03 июля 2007 г. № 714-О-П // СПС КонсультантПлюс.
28 При этом правило бизнес-решения работает только в случае, выполнения руководством своих фидуциарных обязанностей. Более того, если заключенные органом управления сделки были взаимосвязаны и выгодны компании, и они были направлены на предотвращение непоправимого ущерба, а также на реализацию бизнес-стратегии, сами по себе подобные активные действия руководства не будут выходить за пределы обычного делового риска. Принятие руководителем персональной ответственности за исполнение его обязанностей (даже, в случае получения убытков по сделке), будет свидетельствовать о том, что его действия превосходят ожидаемое поведение от абстрактного добросовестного директора34.
34. См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02 апреля 2018 г. по делу № А40-138599/2017 // КонсультантПлюс.
29 Член органа управления (менеджмент, совет директоров) несет фидуциарные обязательства по отношению к компании, что предполагает максимальную защиту интересов юридического лица. Действия руководства, заведомо нарушающие фидуциарные обязательства ответчика, не соответствующие интересам организации, противоречат принципу добросовестности35.
35. См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2018 г. по делу № А40-163846/16 // СПС КонсультантПлюс.
30 Корпоративное законодательство требует, чтобы менеджмент и член совета директоров при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей действовали в интересах компании добросовестно и разумно. Обязанность указанных лиц действовать добросовестно и разумно в интересах юридического лица означает, что они должны проявлять при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей, определенных в уставе, заботливость и осмотрительность, которых следует ожидать от хорошего руководителя в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах36.
36. См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.03.2012 г. № 12505/11 // Вестник ВАС РФ. 2012. № 6.
31 Согласно п. 2 постановления Пленума ВАС РФ37, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица.
37. См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Солидарность. 2013. № 31.
32 Руководство компании наделяется фидуциарной обязанностью лояльности (обязанность неконкуренции), которая направлена на предотвращение преследования личных интересов (получение личной выгоды путем совершения сделок от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц – self-dealing), в ущерб экономических интересам юридического лица и его акционеров38.
38. См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20 июня 2017 г. по делу № А60-2329/2016 // СПС КонсультантПлюс.
33 В любом случае руководитель не должен затруднять корпоративную жизнь компании, препятствуя другим участникам реализовывать установленные законом права, в том числе, на выбор экономической стратегии и горизонта ее оценки.
34 Измерение долгосрочных и краткосрочных интересов может быть определено в корпоративном уставе. По корпоративному уставу собственники компании могут установить инвестиционный горизонт (особенности определения и упорядочения долгосрочных и краткосрочных интересов участников) для реализации бизнес-стратегии, ограничить широкую управленческую дискрецию, и, тем самым, защитить организацию от разрушения стоимости компании39.
39. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 02 ноября 2011 г. № 1486-О-О // СПС КонсультантПлюс.
35 Управленческие полномочия руководителя могут быть ограничены уставом компании по сравнению с тем, как они определены в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка40.
40. См.: Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22 августа 2014 г. по делу № А04-5484/2011 // СПС КонсультантПлюс.
36 Установление ограничений в отношении действий руководства позволит снизить уровень корпоративных конфликтов в будущем, а также не допустить нанесения ущерба экономическим интересам компании и ее собственникам. Более того, указанные ограничения устава направлены на предотвращение реализации воли руководства (менеджмента, совета директоров), не совпадающей с волеизъявлением акционера при отклонении от экономической стратегии компании41. В противном случае, широкая управленческая дискреция позволит руководству преследовать свои собственные цели, которые не будут направлены на экономические интересы компании и ее акционеров. Приоритетом будет исключительно личное обогащение42.
41. См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июля 2010 г. по делу № А40-6973/10-131-77 // СПС КонсультантПлюс.

42. См.: Roe M. The Shareholder Wealth Maximization Norm and Industrial Organization // University of Pennsylvania Law Review. 2001, vol. 149, p. 2065.
37 Корпоративным уставом могут быть определены стратегические направления деятельности компании, период их достижения во времени органами управления компании. Особую роль при реализации тех или иных положений в уставе должна выполнять судебная система. Поскольку от ее качества зависит толкование корпоративных уставов, отражающих, в свою очередь, уровень корпоративного управления в национальных компаниях43.
43. См.: Gilson R., Schwartz A. Constraints on Private Benefits of Control: Ex Ante Control Mechanisms versus Ex Post Transaction Review // Journal of Institutional and Theoretical Economics. 2013, vol. 169, pp. 164-165.
38 Правоприменительная практика является составляющим элементом устава, являясь его необходимым «наполнителем».
39 В уставе следует предусмотреть, что в соответствии с лучшей практикой корпоративного управления уровень вознаграждения, выплачиваемого компанией членам органа управления, должен быть достаточным для привлечения, мотивации и удержания лиц, обладающих необходимой для общества компетенцией и квалификацией, а система вознаграждения должна обеспечивать сближение финансовых интересов директоров с долгосрочными финансовыми интересами акционеров44.
44. См.: Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 04 декабря 2017 г. по делу № А79-8254/2017 // СПС КонсультантПлюс.
40 Кроме того, внутрикорпоративным актом, с учетом выработанной модели бизнес-стратегии и горизонтами планирования, определенной в уставе, может быть реализована Программа долгосрочной мотивации участников (руководства, отдельных акционеров, которые влияют на принятие управленческих решений). Данная программа позволить сблизить финансовые интересы собственников с отличными инвестиционными горизонтами.
41 Целью программы является поддержание долгосрочного успеха компании путем поощрения должностных лиц, акционеров, сотрудников, с тем, чтобы они сосредоточились на важных долгосрочных целях и привлечения и удержания должностных лиц и работников с исключительными знаниями и опытом.
42 Вознаграждение должно быть напрямую связано с результатами деятельности компании и профессионализмом его участников, и оно устанавливается с целью повышения производственных и финансовых показателей компании путем повышения заинтересованности участников в улучшении производственного процесса. Тем самым подобная программа позволяет каждому участнику осуществить трудовой вклад в стоимость компании.
43 Подобные программы мотивации распространены в деловой практике крупных компаний, как российских, так и зарубежных, что свидетельствует об их эффективности. Среди крупных российских холдингов подобные программы имеются в компаниях Лукойл, Альфа-капитал, АФК-Система, Норильский никель и других.
44 Иными словами, с помощью корпоративного устава возможно спланировать курс развития корпорации с учетом отличных интересов акционеров и самой компании. При этом реализация бизнес-стратегии достигается путем сотрудничества между руководством и акционерами, которое базируется на фидуциарных принципах.
45 В заключение необходимо отметить, что успешная экономическая стратегия компании может быть реализована с учетом взаимного сотрудничества между акционерами и руководством компании. Долгосрочные интересы компании будут нивелировать градус конфликта интересов, как среди акционеров, так и в отношении между руководством и собственниками. Закрепление в уставе горизонтов интересов в корреляции с бизнес-стратегией позволит в будущем не допустить нанесение ущерба интересам компании и ее акционеров. Отдельные бизнес-решения необходимо рассматривать в рамках единой экономической стратегии, поскольку получение конечного финансового результата может иметь длительный горизонт. В корпоративном уставе можно не только описать модель бизнес-стратегии с установленными инвестиционными горизонтами, но и включить лучшие (эталонные) корпоративные практики в правоприменительную практику, как ценное руководство для разрешения внутрикорпоративных конфликтов. Наконец, принятие в компании программы долгосрочной мотивации, которая будет направлена на повышение заинтересованности участника в увеличении акционерной стоимости компании путем наделения правом получения ежегодного бонуса, позволит сблизить различные интересы участников.

References

1.  Alces K. The Equity Trustee // Arizona State Law Journal. 2010, vol. 42, pp. 717-781.

2. Anabtawi I., Stout L. Fiduciary Duties for Activist Shareholders // Stanford Law Review. 2008, vol. 60, pp. 1255-1308.

3. Anderson R. The Long and Short of Corporate Governance // Working paper. Pepperdine University School of Law, 2015, pp. 1-53.

4. Bainbridge S. Director Primacy and Shareholder Disempowerment // Working paper UCLA School of Law, 2006, pp. 1-36.

5. Bebchuk L. The Myth that Insulating Boards Serves Long-Term Value // Working paper. Harvard Law School Cambridge, 2013, pp. 1-56.

6. Black B., Kraakman R. Delaware’s Takeover Law: The Uncertain Search for Hidden Value // Working paper. Stanford Law School, 2002, pp. 1-44.

7. Easterbrook F., Fischel D. Voting in Corporate Law // The Journal of Law and Economics. 1983, vol. 26, pp. 395-427.

8. Estreicher A. Beyond Agency Costs: Managing the Corporation for the Long Term // Rutgers Law Review. 1993, vol. 45, pp. 513-614.

9. Gilson R., Schwartz A. Constraints on Private Benefits of Control: Ex Ante Control Mechanisms versus Ex Post Transaction Review // Journal of Institutional and Theoretical Economics. 2013, vol. 169, pp. 160-183.

10. Hayden G., Bodie M. One Share, One Vote and the False Promise of Shareholder Homogeneity // Cardozo Law Review, 2008, vol. 30, pp. 445-506.

11. Ho V. «Enlightened Shareholder Value»: Corporate Governance Beyond the Shareholder-Stakeholder Divide // The Journal of Corporation Law. 2010, vol. 36, pp. 61-112.

12. Kahan M., Rock E. Hedge Funds in Corporate Governance and Corporate Control // University of Pennsylvania Law Review. 2007, vol. 155, pp. 1021-1093.

13. Rodrigues U. Corporate Governance in an Age of Separation of Ownership from Ownership // Minnesota Law Review. 2011, vol. 95, pp. 1822-1866.

14. Roe M. The Shareholder Wealth Maximization Norm and Industrial Organization // University of Pennsylvania Law Review. 2001, vol. 149, pp. 2063-2081.

15. Shleifer A., Vishny R., A Survey of Corporate Governance // NBER Working paper, 1996, pp. 1-79.

16. Stout L. The Shareholder Value Myth: How Putting Shareholders First Harms Investors, Corporations, and The Public // San Francisco. Berrett-Koehler Publishers, Inc. 2012, pp. 144.